Бельгия


Бельгийцы говорят, что их страна — перекресток Европы. Это небольшое королевство, по площади и количеству населения не превышающее Московскую область, действительно расположено на перекрестке важных сухопутных, морских и воздушных путей.

Некоторые из многочисленных бельгийских автомобильных дорог построены гитлеровской армией во время второй мировой войны. Другие созданы за последние годы, в значительной мере на деньги американцев. Это так называемые «стратегические дороги» Североатлантического блока. (Бельгия— активный член НАТО.) Они построены так, что на них могут садиться самолеты. По дорогам можно проехать из Бельгии в любую из соседних стран. Сине-белые металлические стрелы на обочинах дороги показывают водителю направление: «Париж», «Амстердам», «Люксембург».

Автострады прямые, как стрелы, автомобили движутся по ним несколькими рядами в обе стороны. На дорогах нет перекрестков. В Бельгии на 9 с небольшим миллионов жителей приходится примерно 890 тыс. автомобилей. Кроме того, сюда ежегодно приезжают на автомашинах тысячи туристов из других стран. Их привлекают музеи, соборы, старинные здания, места, связанные с историческими событиями.

Местное и пришлое автомобильное «стадо», отравляя воздух парами бензина, шурша шинами и вопя сигналами, день и ночь мчится по дорогам страны.

Небо Бельгии тоже наполнено шумом моторов; его пересекают десятки авиалиний. Регулярно прилетают в Бельгию и советские самолеты. Быстроходный ТУ-104 за 2 часа 40 минут переносит пассажиров из туманов Брюсселя в голубое небо Москвы...

Но все же главным средством сообщения в Бельгии остаются железные дороги. По густоте железнодорожной сети Бельгия занимает первое место в мире. В этой маленькой стране наибольшее расстояние между восточной и западной границами равно примерно 280 км; между тем общая длина железных дорог составляет 9 тыс. км. Тут и электрифицированные скоростные линии, по которым поезда мчатся со скоростью свыше 100 км/час, и небольшие линии местного значения с неторопливо ползущими маленькими вагончиками, напоминающими трамваи.

Наконец, важное значение имеют и водные пути сообщения. Территорию Бельгии прорезают многочисленные реки. Там, где реки становятся мелкими или чересчур узкими, их дополняет система каналов. Большие судоходные реки Маас и Шельда заполнены судами, снующими в обе стороны. Они связывают крупнейший морской порт страны Антверпен почти со всеми важнейшими районами королевства.

То, что Бельгия — перекресток Европы, дает ей большое преимущество. Уже в средние века через порты и города Бельгии шла торговля между севером и югом, востоком и западом Европы. Город Брюгге, например, несколько сот лет назад был одним из главных центров мировой торговли. В те времена он находился на берегу Северного моря и был большим портовым городом. Тысячи людей и на кораблях, и в экипажах приезжали тогда в «Северную Венецию». Так называли в те времена Брюгге, потому что весь он был изрезан каналами и к любому дому в городе можно было подплыть на лодке.

Но затем море постепенно отошло от города, и сейчас он оказался в нескольких десятках километров от побережья. Канал, некогда соединявший Брюгге с морем, обмелел, и торговая жизнь замерла, город погрузился в полусон. Древний Брюгге красив. Причудливые каналы, старинные дома, готические соборы полны очарования. Но все это — лишь воспоминание о далеком прошлом страны.

Несколько веков боролись бельгийцы против многочисленных врагов и добились независимости страны только в 1830 г. Если вы хотите более подробно узнать об истории Бельгии, посмотрите картины или хотя бы репродукции картин П. Рубенса, Я. Брейгеля, прочтите книгу Шарля де Костера «Тиль Уленшпигель», в которой рассказано о борьбе бельгийцев за свободу, о веселом и отважном патриоте Тиле. Тиль Уленшпигель — легендарный герой Бельгии, и домик в городке Дамме, неподалеку от Брюгге, где он, по преданию, жил, тщательно сохраняется.

Экономическому развитию Бельгии благоприятствовало ее географическое положение и природные богатства. В стране были обнаружены большие запасы каменного угля. Густая сеть шоссейных дорог и каналов помогла Бельгии в короткий срок развить свою промышленность. Из других стран бельгийцы ввозили руды — железную и полиметаллические и на своих заводах превращали их в чугун, сталь, цинк и свинец, в самые различные машины и станки.

В наше время выплавка чугуна достигла в Бельгии 6 млн. т, а стали производится 6,4 млн. т в год. Продукция бельгийской металлообрабатывающей промышленности известна во всем мире.

В конце прошлого века бельгийские капиталисты захватили громадную, сказочно богатую область в Центральной Африке, в несколько раз превышающую территорию самой Бельгии. Ее назвали Бельгийским Конго. Хищническая эксплуатация этой колонии помогла развитию промышленности в самой Бельгии.

Наряду с бельгийскими монополиями в последние десятилетия в Конго обосновались крупные американские и английские монополии. Всеми силами и средствами они препятствовали борьбе конголезского народа за независимость. Когда же народ все-таки победил и добился независимости своей страны (1960 г.), колонизаторы стали стремиться расчленить ее на части, чтобы легче было присваивать богатства Конго.

Империалисты Бельгии, США, Англии и Франции нашли среди конголезцев предателей и развязали в Конго междоусобную войну. Борьбу конголезского народа за единство страны и за установление в ней демократического строя возглавил первый премьер-министр республики — Патрис Лумумба. Это был сильный противник колонизаторов, и они приложили все усилия, чтобы его убить.

Капиталистическое развитие Бельгии сопровождалось также нещадной эксплуатацией бельгийских рабочих внутри страны. До середины 80-х гг. в Бельгии не существовало ни одного закона об охране труда. Классовая борьба нередко принимала там острые формы. Не раз в Бельгии объявлялись всеобщие стачки.

Бельгийское небо очень часто бывает затянуто тучами. Расположенная на берегу Северного моря, Бельгия открыта для влажных морских ветров. Низменная на севере равнина к югу постепенно переходит в возвышенные плато; на юго-востоке они сменяются невысокими горами Арденнами. Влажные ветры с дождями и туманами беспрепятственно проносятся через всю страну, а в Арденнах как бы «застревают» и долго-долго, неделями, «пасутся» над бельгийской землей. В среднем каждый второй день в Бельгии идет дождь, а каждый третий день начинается или кончается туманом.

Бельгия населена чрезвычайно плотно. По плотности населения она стоит на втором месте в мире после Нидерландов — 298 человек на 1 км2. В промышленном районе, так называемой «Черной Бельгии», в каменноугольном бассейне Боринаж, так много жителей, что один населенный пункт незаметно переходит в другой, а границу между ними показывают только таблички с надписями. И повсюду здесь видны терриконы — холмы пустой породы, вынутой из-под земли при проходке шахт, ажурные надшахтные постройки — копры, трубы фабрик и заводов. Центр района — г. Моне.

Дальше на восток, в окрестностях г. Шарлеруа, сосредоточена металлургическая и машиностроительная промышленность. Сам город окружен сплошным кольцом заводов, и над ним постоянно висит серая пелена дыма. Еще дальше на восток — г. Льеж. Он расположен уже в предгорьях Арденн. Город большой, с просторными площадями и широкими улицами, дома — с пестрыми крышами и стенами. А вокруг него угольные шахты и трубы — трубы заводов точного машиностроения и цветной металлургии.

Почти в центре страны, несколько севернее ее «промышленной оси», расположен Брюссель — столица королевства. Город лежит как раз на «языковой» границе, на стыке территорий, где употребляются два языка — французский и фламандский. Все таблички с названиями улиц и площадей написаны здесь на двух языках.

К Брюсселю ведет большинство железных дорог и шоссе. Это не только политический, но и экономический, и культурный центр страны. В Брюсселе заседает парламент и сосредоточены правительственные учреждения. Здесь есть университет, театры, музеи. Много в Брюсселе крупных промышленных предприятий — машиностроительные и химические заводы, текстильные фабрики.

Район Монса; Шарлеруа, Льежа, Брюсселя — промышленное сердце страны. В последнее время и в других городах — Антверпене, Генте — развивается химическая, текстильная и автомобильная промышленность.

Ведущую роль в экономике Бельгии играет промышленность. Сельское хозяйство стоит на втором месте. Земля к северо-западу и юго-востоку от «промышленной оси» Моне — Льеж тщательно возделана и густо заселена. Редко-редко можно увидеть лесок или рощу; большие леса сохранились только в Арденнах. Здесь не пропадает ни одно дерево. Даже опавшая листва используется для хозяйства: осенью или зимой ее собирают, а на будущий год используют для удобрения полей. Каждый мало-мальски пригодный для земледелия кусочек земли тщательно обрабатывается и чем-нибудь засевается. Но под зерновыми культурами занято всего лишь около 20 %, а под кормовыми и лугами — 70 % сельскохозяйственной площади. Своего зерна и других продуктов земледелия Бельгии не хватает, и их приходится ввозить из других стран.

Главную роль в бельгийском сельском хозяйстве играет животноводство. В Бельгии выведены высокопродуктивные породы крупного рогатого скота, свиней и лошадей. Лошадей-тяжеловозов — «брабантов» и «арденнов» — разводят специально на экспорт.

Но если географическое положение Бельгии в целом выгодно для развития ее экономики и культуры, то оно невыгодно с военно-политической точки зрения. Границы ее условны, они не проходят по естественным рубежам: ни реки, ни горы не отделяют Бельгию от ее соседей. И на протяжении всей своей истории Бельгия часто становилась полем битвы; не раз подвергалась она агрессии со стороны Германии.

Немцы завоевывали Бельгию дважды — в 1914 и 1940 гг. Дважды за полстолетие маленькая страна была раздавлена при столкновении крупных империалистических держав. Следы войн можно увидеть здесь повсюду. В каждом городе стоит монумент в память о погибших в годы двух мировых войн.

Памятники погибшим в сражениях второй мировой войны есть и в Арденнах. Один из них установлен на могиле неизвестного советского солдата, бежавшего из немецкого плена и командовавшего отрядом партизан. Могила «капитана», как его зовут местные жители, священное место для бельгийцев. Здесь всегда лежат венки и букеты живых цветов.

Бельгия — конституционное королевство. Было бы, однако, неправильным полагать, что страной правит король. Власть ему принадлежит лишь формально. На самом деле Бельгией правят крупные капиталисты — владельцы банков, заводов, шахт. Особенно известен в Бельгии банк «Сосьете женераль». Эти два слова можно встретить в Бельгии повсюду. Филиалы и отделения гигантского банка-спрута есть в каждом городе, в каждой деревне. Большая часть бельгийской индустрии принадлежит ему. Он владеет в Бельгии и большой земельной площадью, а следовательно, контролирует и сельское хозяйство. Есть в Бельгии и другие крупные банки и промышленные общества.

Конечно, богатства Бельгии создали не заправилы «Сосьете женераль», а трудолюбивый, талантливый бельгийский народ. Он веками боролся с иноземными захватчиками, он продолжает бороться и со своими отечественными поработителями — капиталистами. Чуть ли не каждый год в стране вспыхивают массовые стачки, в которых участвуют сотни тысяч рабочих, борющихся за улучшение жизненных условий. Бывают и политические стачки. Например, в июле 1950 г. в забастовке протеста против возвращения короля Леопольда III, сотрудничавшего с гитлеровцами, участвовало 700 тыс. рабочих. В 1955 г. бастовали шахтеры, докеры, лесорубы, рабочие алмазной и электротехнической промышленности.

В феврале 1959 г. замер весь Боринажский промышленный район. Правительство, защищая интересы промышленников, объявило о закрытии нескольких десятков шахт. Оно объяснило свое решение тем, что добыча угля в глубоких шахтах стала невыгодной. В ответ на это решение забастовали все горняки Боринажа. Но забастовка была сломлена и шахты закрыты.

20 декабря 1960 г. в Бельгии началась крупнейшая забастовка трудящихся. Она охватила свыше миллиона человек. Опустели железнодорожные и трамвайные пути, закрылись учреждения и многие магазины, кино, прекратились занятия в государственных школах, перестали дымить трубы заводов, застыли в бездействии шахты и порты. Трудовая жизнь замерла. А на улицах — многотысячные колонны демонстрантов, развеваются красные флаги, звучит мелодия «Интернационала», прерываемая выстрелами полицейских. На перекрестках то здесь, то там вырастают баррикады.

Всеобщая забастовка в Бельгии была как бы громом с ясного неба для всех, кто, захлебываясь от восторга, твердил: «Бельгия — страна всеобщего благоденствия», «Это — образец достижений современного капитализма». Забастовка показала, что под тонкой коркой «благополучия» клокочет раскаленная лава классовых противоречий.

Непосредственной причиной забастовки было то, что правительство внесло на рассмотрение парламента так называемый «единый закон экономии». Этот закон направлен против трудящихся, ибо предусматривает снижение заработной платы, сокращение пенсий престарелым и пособий безработным. Одновременно он значительно увеличивает сумму налогов.

Экономические трудности в стране, гонка вооружений, военная авантюра в Конго привели к тому, что государственная казна опустела. Бельгия оказалась в тяжелом положении. Как всегда, буржуазия решила выйти из затруднений за счет рабочих. Но трудящиеся Бельгии выступили против грабительского «единого закона» («закона нищеты», как назвали его рабочие). Они выдвинули не только экономические, но и политические требования: отставка правительства, роспуск парламента, проведение новых выборов в парламент.

Забастовка, продолжавшаяся более месяца, прекратилась. Опять задымили заводские трубы, побежали по рельсам поезда, открылись двери магазинов. Как будто бы ничего не изменилось. Но это только кажется. Рабочий класс добился серьезных политических успехов. Он показал, что способен дать мощный отпор капиталистам, посягающим на жизненные интересы трудящихся. Забастовка окончилась, борьба продолжается.

Бельгийский народ борется за свое будущее. Он хочет, чтобы Бельгия принадлежала потомкам Тиля Уленшпигеля, а не наследникам его врагов и преследователей. В первых рядах этой борьбы Коммунистическая партия Бельгии.