Швейцария


Швейцария — небольшая страна. Если лететь на самолете от ее северных границ до южных, то времени потребуется меньше получаса, реактивный же самолет пронесется над ней за несколько минут. Чуть более долгим будет воздушный путь над страной с запада на восток. Но попробуйте пересечь Швейцарию напрямую по земле. Путь преградят отвесные скалы горных хребтов, бездонные пропасти, сползающие с окутанных облаками вершин ледники, грохочущие водопады.

Главные пути сообщения идут по долинам рек. Много труда и терпения нужно было швейцарцам — рабочим и крестьянам, чтобы проложить дороги в горах. Какие только петли и зигзаги не делает шоссейная дорога, поднимаясь на крутизну, к перевалу, или спускаясь вниз, в долину. Раз пятнадцать петляет автомобиль по одному и тому же склону, чтобы спуститься или подняться на полтора-два километра.

Почти пять тысяч мостов и виадуков перекинуты в этой маленькой стране через пропасти, ущелья, горные потоки. Часто дорога ныряет в туннели. Их сотни в Швейцарии: от коротких — в несколько метров, прорытых, чтобы не огибать острый выступ скалы или предохранить путника от лавин, — до многокилометровых, прорезающих целые горные массивы. Таков знаменитый Сен-Готардский туннель длиной в 15 км. Восемь лет его прорубали с двух сторон огромного альпийского массива Сен-Готард. Самый длинный туннель — Симплонский (почти 20 км) — соединяет два государства: въезжаешь в туннель в Швейцарии, а выезжаешь в Италии.

На крутых склонах и железные дороги необычны: на них три рельса. Средний рельс с крупными зубцами. Цепляясь за них зубцами среднего колеса, вагончики ползут вверх. А там, где и зубчатой дороге не под силу подъем, натянуты стальные тросы канатной дороги. И вот летит по канату с далекой высоты прицепленная за крюк закрытая кабинка или просто скамейка на двоих с подножкой и спинкой.

Историческим центром Швейцарии считается местность вокруг Фирвальдштетского озера, где смыкаются границы четырех лесных кантонов. Здесь в 1291 г. жители трех кантонов — Швиц, Ури и Унтервальден — заключили «вечный союз» и поклялись бороться за свою независимость против австрийских властителей Габсбургов. Вскоре к ним присоединились жители и четвертого кантона — Люцерн. Лесные кантоны лежали на торговых путях и контролировали горные переходы. Габсбурги стремились господствовать над ними, чтобы собирать богатые пошлины. Объединившись, кантоны смогли дать отпор завоевателям, тем и было положено основание Швейцарской конфедерации. С этими событиями связано много легенд. Некоторые из них положены в основу знаменитой драмы Ф. Шиллера «Вильгельм Телль». Искусный стрелок из лука, Телль метким выстрелом убил жестокого австрийского наместника, и это, как гласит легенда, послужило сигналом к борьбе четырех кантонов за независимость.

К восставшим против австрийского владычества четырем кантонам постепенно присоединились другие. В 1511 г. Швейцария была объявлена независимым государством. Но единой централизованной власти в этом государстве не было. Каждый кантон имел свое правительство и жил по своим законам. В начале XIX в. в Швейцарии существовали, например, 60 различных мер длины, 81 мера жидкости. Каждый кантон взимал свои торговые пошлины.

В наше время Швейцария — буржуазная республика, представляющая собой конфедерацию (союз) 22 кантонов. Высшая власть в стране принадлежит двухпалатному парламенту — Федеральному собранию; оно состоит из Национального совета и Совета кантонов. Парламент избирает правительство — Федеральный совет. Кантоны имеют свои правительства и свои кантональные законы. Избирательным правом пользуются мужчины, достигшие 20 лет. Только в трех кантонах получили недавно избирательное право и женщины.

В 1815 г. в Швейцарии был принят закон о «постоянном нейтралитете», и с тех пор страна не участвовала ни в одной войне. Это имело большое значение для ее экономического развития. По тому же закону о нейтралитете в Швейцарии находили убежище люди, преследуемые в других государствах за свои политические убеждения, в том числе революционеры России, Польши, Италии, Франции. Русские революционеры основали здесь в 1870 г. русскую секцию I Интернационала, а в 1883 г. — первую русскую марксистскую группу «Освобождение труда». В Швейцарии около семи лет с перерывами жил в эмиграции В. И. Ленин. Он оказывал помощь швейцарскому социалистическому движению в определении программы борьбы против буржуазии, против империалистической войны 1914—1918 гг.

Населения в Швейцарии меньше, чем в одной Москве, — около 5,5 млн. человек. Но при переезде из одной части страны в другую словно попадаешь в разные государства. На севере и в центральных районах говорят на швейцарских наречиях немецкого языка, в западных и южных районах — на французском. У оз. Лаго-Маджоре, по соседству с Италией, и речь итальянская. А рядом, в горном кантоне Граубюнден, сохранился близкий к древнему латинскому ретороманский язык.

Швейцария славится красотой своей природы. Почти из всех стран мира едут туристы, чтобы увидеть снежные вершины ее гор, голубые озера, ее цветущие альпийские луга, срывающиеся с горных высот водопады.

Но эта прекрасная природа часто жестока к живущим здесь людям. Обвалы и снежные лавины, каменные осыпи, наводнения постоянно грозят в горных долинах жизни человека, его жилищу, садам и посевам. Несколько лет назад обвалы почти разрушили г. Андерматт, где останавливался А. В. Суворов перед знаменитым переходом через Сен-Готард. Ряд за рядом тянутся теперь щиты заграждений по вершинам и склонам окрестных гор, оберегая город от новых бедствий. Во всех долинах тут и там видны груды камней и обломки скал, свалившиеся с высоты. Зимой снежные завалы нередко останавливают движение по горным дорогам.

Три пятых площади страны заняты горами. На многих вершинах лежат вечные льды. Здесь дорог каждый клочок земли, способный взрастить зерно, плодовое дерево или виноградник. Нигде в Европе нет крестьянских пашен, раздробленных на такие крохотные участки, таких узких полосок пшеницы, ячменя, картофеля, овощей. Да порой и эти участки, величиной в несколько квадратных метров, отделены друг от друга большими расстояниями.

Швейцарские крестьяне трудолюбивы. В горах обработан каждый пригодный уступ, каждый пологий склон. Землю и удобрения нередко приносят сюда крестьяне на спине в корзинах. И все же земледелие не дает стране и половины нужного ей хлеба. Поэтому больше развито не земледелие, а животноводство. В Швейцарии выведены знаменитые породы молочного скота: симментальская и швицкая. Палевые и черно-белые коровы с большими звонкими бубенцами на шеях с ранней весны и до поздней осени пасутся на высокогорных альпийских лугах, огороженных в опасных местах проволокой с электрическим током.

В Швейцарии нет помещиков, но почти половина всех земель и скота принадлежит не тем, кто трудится сам, а горстке богатых фермеров, нанимающих батраков. Хозяйство крестьянина не может прокормить его семью, и он становится батраком или уходит в город, поступает на фабрику. Многие отправляются искать счастья в чужие края.

Крестьянские дома в разных местностях несхожи. В Западной Швейцарии они кирпичные, в 2—3 этажа, с низко нависающей кровлей, под которой складывают дрова, хозяйственный инвентарь, ставят телегу. По склонам гор Юры навесы крыши подпирают столбами. На севере и в центральных кантонах дома деревянные, из толстых брусьев, выкрашенные темно-красной или коричневой краской, с яркими жалюзи (решетчатыми ставнями). У горцев Пеннинских Альп жилища сложены из серых камней. Кровлей им тоже служит камень, распиленный на пластины.

Около многих селений поодаль, на лугу или у опушки леса, можно увидеть небольшие фабрики и заводы: сыроваренные, маслодельные, сгущенного молока, лесопильные и цементные; в восточных и северных кантонах — текстильные, на западе — в горах Юры, в Женеве и близ нее — часовые заводы.

В Швейцарии более двух с половиной тысяч часовых фабрик и заводов. Они производят до 40 млн. часовых механизмов в год и экспортируют часы во многие страны.

Швейцарские часовщики создают точнейшие механизмы: часы, не боящиеся воды, самозаводящиеся хронометры, часы, умещающиеся в перстне или брошке, часы с музыкой. Есть часы, циферблат которых лежит, как маленькое хрустальное озерцо, а стрелки — весла крохотной лодочки, плывущей в середине. Есть часы — пастушья хижина и возле нее девочка на качелях, часы-глобус и даже «русский спутник». Труд этих людей обогащает часовые фирмы, которые полностью монополизировали и сборку и сбыт часов.

У швейцарской промышленности нет своего сырья, горы здесь бедны полезными ископаемыми. Но в Альпах на многочисленных гидростанциях вырабатывается дешевая электроэнергия. Промышленность и железные дороги работают на электричестве.

Наибольшее развитие получили в Швейцарии те отрасли промышленности, которые требуют сравнительно мало сырья и много высококвалифицированного труда. Кроме часов, здесь производят текстильные и полиграфические машины, измерительные приборы, двигатели внутреннего сгорания, турбины, электромоторы, электровозы, мотоциклы, фармацевтические товары. Много текстильных фабрик. В металлургической промышленности развито главным образом производство алюминия.

Промышленные предприятия принадлежат крупным монополиям, тесно связанным с монополиями США и западноевропейских государств. Женщины получают меньшую зарплату, чем мужчины, меньше платят и иностранным рабочим, приезжающим из Италии, Испании, Греции.

Города в стране невелики. В самом крупном из них — Цюрихе — 422 тыс. жителей. В столице Швейцарии — Берне — живет всего лишь 164 тыс. человек. Своеобразную прелесть городам придают старые швейцарские дома, отделанные разными узорами из тонких планок, украшенные рисунками, в некоторых городах дома сплошь покрывают деревянными чешуйками. Много в городах и новых домов. Они светлы, удобны, опоясаны балконами, но квартиры в них дороги, и люди с небольшим и средним заработком предпочитают селиться в старых домах с узкими окнами, без удобств. У каждого города есть свои достопримечательности, свой неповторимый облик.

Цюрих гордится блестящей Банхофштрассе — улицей, ведущей от вокзала к озеру. Она сияет витринами, неоновыми рекламами. Капитализм выставил здесь свои богатства. На витрины приходят смотреть, как на зрелище, но покупают в этих магазинах в основном богатые иностранцы.

Швейцарцы экономны, да и жить становится все тяжелее из-за больших налогов и растущих цен. Налогов много: коммунальные, кантональные, федеральные, на пиво, на табак; они входят в цены продовольствия и товаров широкого потребления. Да и как не расти налогам, если экономика страны все больше подчиняется гонке вооружений. И хотя Швейцария нейтральное государство и ей никто не угрожает, ее правительство вооружает армию современным оружием.

Прекрасно Цюрихское озеро, его северные берега как бы обнимают город. В одном из старых кварталов поблизости от озера сохранился дом, где в 1916—1917 гг. жили в эмиграции В. И. Ленин и Н. К. Крупская.

В историю рабочего движения Швейцарии цюрихский пролетариат вписал героические страницы. Он первым приветствовал русский пролетариат и социалистическую революцию. Всего лишь неделю спустя после залпа «Авроры» здесь начались волнения, выросли баррикады, в рабочих стреляли, лилась их кровь. Только с Соединенными Штатами Америки сравнивал потом Ленин цинизм и беспощадность капиталистического строя в маленькой Швейцарии: «... нигде это подавление рабочего движения не происходит с такой беспощадной свирепостью, как в Швейцарии и Америке».

В Берне над всем городом высится купол Дворца федерации, здесь находится правительство и заседает парламент. В зале Совета кантонов стоят попарно 44 кресла для депутатов, выбранных по два от каждого кантона. В Большом зале Национального совета заседают избираемые на четыре года депутаты — по одному от 22 тыс. жителей. Главная роль в обеих палатах принадлежит двум буржуазным партиям: Радикально-демократической и Консервативно-католической. Социал-демократическая партия своей соглашательской политикой поддерживает буржуазию. Интересы трудящихся защищает Швейцарская партия труда, образовавшаяся путем слияния Коммунистической партии и левого крыла Социал-демократической. Партия работает в условиях преследований, травли, клеветы, в нее входят смелые, стойкие, идейные борцы.

Из семи с лишним лет эмиграции в Швейцарии В. И. Ленин прожил в Берне около полутора лет — с сентября 1914 по февраль 1916 г. Здесь на собрании большевиков в бернском лесу он выдвинул лозунг превращения империалистической войны в гражданскую, написал работы «О национальной гордости великороссов», о Карле Марксе, собирал материал к книге «Империализм, как высшая стадия капитализма». Здесь, углубляясь в произведения Аристотеля, Гегеля, Фейербаха, вел записи, вышедшие потом под общим названием «Философские тетради».

Из Берна с рюкзаком за плечами ходил он пешком в деревеньку Циммервальд на Международную конференцию социалистов, где выделилось ядро интернационалистов — Циммервальдская левая.

Берн кажется малолюдным из-за длинных аркад с массивными выступами, образующих сплошную галерею над первыми этажами домов. За арками пешеходов не видно, но они защищены от дождя и зноя.

Много любопытных собирают на главную улицу города башенные часы с фигурками людей, птиц и зверей; каждая фигурка приходит в движение при бое часов: петух поет, дятел стучит клювом, бронзовый великан взмахивает молотом.

Покровителем Берна считается медведь, его изображение — эмблема города. По давней традиции в городе держат живых медведей, они поселены в каменных ямах и развлекают зрителей, выпрашивая подачки. Красивы каменные мосты через р. Ааре, красива сама река, с трех сторон опоясывающая город. Из Берна видны могучие гряды снежных вершин Бернских Альп.

У юго-западной оконечности Женевского озера расположена Женева. Город этот небольшой (170 тыс. жителей), но известен он во всем мире как место, где часто проходят различные международные совещания, конференции, съезды политических и государственных деятелей, ученых. До второй мировой войны здесь проходили заседания Лиги наций. В 1954 г. в Женеве совещались о прекращении войны в Индокитае министры иностранных дел СССР, Китайской Народной Республики, США, Англии, Франции и других стран. В 1961 —1962 гг. министры этих же стран проводили совещание о прекращении войны в Лаосе.

В Женеве много мест, хранящих память о В. И. Ленине: дом, где была типография газеты «Пролетарий» — центрального органа партии, который был основан взамен ставшей меньшевистской «Искры»; кафе «Ландольт» — здесь собирались русские большевики-эмигранты; зал «Хандверк» и Народный дом, где нередко выступал Ленин; здание Общества любителей чтения — сюда ходил он заниматься и здесь писал книгу «Материализм и эмпириокритицизм». В университетской библиотеке до сих пор хранится абонементный листок Владимира Ильича. По набережным озера Ленин любил гулять. Цела еще и старенькая одноэтажная почта поблизости от квартиры Ленина в рабочем квартале на улице Двух мостов — сюда Ленин часто заглядывал, сдавал письма, получал книги из России.

Над Женевой высится гора Салев (1379 м над уровнем моря). Владимир Ильич побывал на вершине этой горы. В письме к матери, в январе 1904 г., он писал, что, в то время как внизу туман и сумрачно, на горе солнце, снег и это ему напоминает хороший русский зимний день.

Близ озера стоит среди парка белый мраморный дворец европейского отделения Организации Объединенных Наций В. Национальном музее искусств хранятся полотна лучших художников Швейцарии: Ж. Лиотара, широко известного у нас своей «Шоколадницей»; А. Калама, картины которого высоко ценил Л. Н. Толстой; А. Анкера — мастера жанровой живописи.

Женева славится гигантским фонтаном. Он бьет прямо из озера на 140 м и похож на волшебный светящийся парус.

На западном и северном берегах Женевского озера — его в Швейцарии называют Леман— цепочкой лежат курортные города: Лозанна, Монтрё, Веве. Это излюбленные места богатых иностранных туристов. Тут сотни отелей. В нежно-голубых водах озера отражаются снежные вершины гор. Щедрое солнце заливает виноградники, белые здания, утопающие в садах. Цепочку курортов замыкает маленький городок Вильнёв, где с 20-х гг. и до конца своих дней жил чудесный писатель и большой друг Советской страны Ромен Роллан.

Красотой Женевского озера вдохновлялись Байрон и Шелли, Гёте и молодой Лев Толстой. Здесь же над водой высится мрачный Шильонский замок. В его подземелье томился прикованный цепью к столбу Бонивар — руководитель восстания против иноземных поработителей. Его воспел Байрон в поэме «Шильонский узник». В. И. Ленин и Н. К. Крупская осматривали этот замок и темницу, видели столб и кольцо с цепью, а также имя Байрона начертанное на столбе.

У Вильнёва открывается вход в долину Роны. В июле 1904 г. Владимир Ильич и Надежда Константиновна прошли пешком по этой долине около семидесяти километров. Они видели горный массив Дьяблере, о котором в народе сложены легенды, как о пристанище сатаны. Видели великолепный водопад Писс-Ваш — грохочущий поток, в пене и брызгах низвергающийся с высоты.

К югу от Ронской долины протянулась цепь Пеннинских Альп с их вечными льдами, нагромождениями скал, пропастями и водопадами. Кругом осыпи, глыбы камней. Редкие жилища жмутся к скалам. На крышах, чтобы их не разметал ветер, наложены сверху увесистые камни. Здесь, в массиве Монте-Роза, наивысшая точка Альп — пик Дюфур (4638 м), а напротив него — одинокая альпийская вершина Маттерхорн (4481 м). Склоны ее так круты, скалы так остры, что снег на них не держится. Вся заледенелая, подняла она над облаками гордую голову.

Повернув на север, долина приводит к истоку Роны — Ронскому леднику. Из-под его громадных пластов льда вьется тоненький ручеек. Над ним клубятся туманы, хлещут ветры. А ручеек журчит набирает силы, чтобы стать гремящим потоком, бурной рекой, вбежать в Женевское озеро и, выйдя из него, плавно пронести свои воды по Франции к Средиземному морю.

В самом центре страны плещут воды Фирвальдштетского озера, или озера Четырех кантонов. Оно причудливо изгибается: то уходит заливами между гор, то уступает место крутому мысу или длинной косе. На берегу озера, там, где из него вытекает р. Рейс, расположен г. Люцерн. Справа и слева от него две горы. Выйдешь ли к озеру, поднимешься ли в старый город к сторожевым башням — отовсюду видны и округлые вершины Риги, и зубчатый снежный гребень Пилата. Два острых шпиля соборной колокольни, просторы озера, паруса яхт, чайки и два древних деревянных моста XIV в. через Рейс придают Люцерну поэтическое очарование.

Трудолюбивый простой народ Швейцарии с добрым чувством относится к нашей стране. Здесь работает общество «Швейцария—СССР». Оно организует выставки о жизни нашего народа, великих достижениях советской науки, знакомит с советской литературой.