Мировой экономический кризис


Ничто, казалось, не предвещало грозы.

В Нью-Йорке, Лондоне, Берлине и других столицах капиталистических государств воротилы банков и монополий были довольны ходом дел. Империалисты думали, что им удалось приостановить нарастание революционного движения. С 1924 г. в капиталистических странах начался постепенный рост производства. Промышленность достигла существовавшего до мировой войны уровня, а потом превысила его. Происходила частичная стабилизация (упрочение) капитализма.

«Просперити!» («Процветание!») — твердили в восторге американские бизнесмены. Теперь, по их мнению, наступила «эра вечного процветания» и кризисы ушли в прошлое.

В ноябре 1928 г. на президентских выборах в США победил кандидат от республиканской Партии — Г. Гувер. «Мы скоро будем свидетелями такого времени, когда бедность навсегда исчезнет из нашей страны», — торжественно обещал Гувер. Эту же мысль на все лады повторяли буржуазные ученые и дельцы, газеты и журналы.

 

ДЕЛО САККО И ВАНЦЕТТИ

Бартоломео Ванцетти было всего 20 лет, когда он, гонимый нищетой, приехал в 1908 г. из Италии в США, подобно сотням тысяч своих соотечественников. Никола Сакко тогда было только 17 лет.

Оба молодых рабочих немало бедствовали в Новом Свете. Жизнь учила их классовой борьбе. Друзья участвовали в забастовках, вели революционную агитацию среди рабочих.

Власти ждали случая, чтобы жестоко расправиться с этими революционно настроенными рабочими.

В 1920 г. Сакко и Ванцетти были арестованы. Воспользовавшись тем, что накануне в одном из городков штата Массачусетс, где жили Сакко и Ванцетти, было совершено убийство кассира, власти наспех приписали им это преступление. На самом деле убийство было совершено шайкой профессиональных бандитов. Тем не менее суд приговорил обоих итальянцев к смертной казни.

Несправедливо осужденные подали апелляцию. Шесть лет шла борьба за пересмотр дела. Сакко и Ванцетти ждали решения своей участи в камере смертников.

Наконец, в 1927 г. верховный суд штата Массачусетс, оставив без внимания показания 105 свидетелей защиты (среди них были и показания одного действительного участника убийства, члена бандитской шайки), отклонил апелляцию.

Казнь была назначена на 23 августа 1927 г. Волнение охватило весь мир. Против судебной расправы выступили выдающиеся деятели культуры: Ромен Роллан и Бернард Шоу, Альберт Эйнштейн и Джон Голсуорси, Герберт Уэллс и Анатоль Франс.

Перед зданиями американских посольств и консульств в разных странах мира происходили демонстрации. В Нью-Йорке на митинг в защиту невинно осужденных собрались 50 тыс. человек.

23 августа преступление совершилось. Сакко и Ванцетти были казнены на электрическом стуле. Незадолго до казни Сакко писал своему сыну Данте: «Запомни, Данте, запомни: помогай слабым и обездоленным, которые просят о помощи, помогай гонимым — это твои лучшие друзья, твои товарищи; они борются и гибнут за радость и свободу для всех бедняков, как боролись и погибли отец твой и Бартоло Ванцетти».

Среди множества телеграмм, посланных невинно осужденным в дни перед казнью, была и такая: «Мужайтесь! Умирает правосудие. Сакко и Вапцетти будут жить в веках».

В 1959 г. суд штата Массачусетс посмертно реабилитировал Сакко и Ванцетти.

 

Гувер вступил на пост президента США в марте 1929 г. Прошло всего лишь полгода, и в Америке разразился самый сильный в ее истории экономический кризис. Вскоре он распространился на весь капиталистический мир.

Как мыльные пузыри, лопнули торжественные обещания «вечного процветания» и «избавления от нужды».

Это не было случайностью. Экономические кризисы неизбежно периодически возникают в капиталистических государствах. Такова сама природа строя, основанного на частной собственности, на анархии производства.

В погоне за наибольшей прибылью капиталисты строят все новые предприятия, расширяют производство, выпускают массу товаров. Однако широкие массы трудящихся не в состоянии купить все это. Время от времени на складах накапливаются огромные массы непроданных товаров. Тогда капиталисты сокращают производство: закрываются многие фабрики и заводы, миллионы трудящихся лишаются работы. Наступает экономический кризис.

Казалось бы, чем больше произведено товаров, тем лучше должно быть положение трудящихся. Но при капитализме бедствия народных масс вызываются не тем, что товаров не хватает, а тем, что их произведено слишком много.

По метким словам американского писателя Эптона Синклера, «фермеры разоряются потому, что вырастили слишком много зерна; ткачи ходят в лохмотьях потому, что произвели слишком много тканей; дети обувщиков ходят босиком потому, что их родители сработали слишком много башмаков».

Кризис, начавшийся осенью 1929 г., больше всего поразил США — самую крупную страну капитализма.

За три года промышленность США сократила свою продукцию больше чем на половину. Месячный выпуск автомобилей уменьшился в 12 раз, производство стали — почти в 5 раз. В середине июня 1932 г. сталелитейная промышленность была загружена лишь на 16% своей мощности, а из 285 доменных печей действовали только 46. Кризис 1929—1933 гг. своей продолжительностью и разрушительной силой превзошел все прошлые экономические кризисы. За 50 лет это был уже пятый кризис в капиталистических странах.

Тяжелым бедствием обрушилась на трудящихся безработица. В больших городах Америки выстраивались длинные очереди за куском хлеба и за тарелкой супа. В октябре 1930 г. газета «Нью-Йорк Таймс» писала: «Люди стоят и ждут, ждут бесконечно, ждут супа, работы, ночлега, зная, что завтра они будут ждать снова».

В начале 1933 г. в США было 17 млн. безработных. Те, кто работал, чаще всего были заняты неполное время — от одного до трех дней в неделю. Безработные, полубезработные и члены их семей составляли около половины всего населения США.

Улицы кишели нищими и бездомными. Прохожих то и дело задерживали молодые люди, просящие подаяния. Участились самоубийства. Люди проклинали жизнь, в которой они не могли получить кусок хлеба даже за тяжелую работу.

Голодали взрослые, голодали дети. Корреспондент одного американского журнала побывал в угольных районах страны. Он рассказывал: «Восьмилетний мальчик крикнул мне: «Мистер, дайте что-нибудь поесть!». Он лежал голодный у самой дороги. Его младший брат также валялся в грязи. «Когда ты ел в последний раз?» — спросил я его. «Я съел кусочек хлеба вчера». Его отец был безработным шахтером... В школе я обратился с вопросом к заведующему: «Приходят ли дети на занятия?» — «Да, но многие голодные дети не ходят в школу. У них нет для этого ни сил, ни одежды...»

Тысячи безработных, выброшенных из квартир на улицу, устраивались за городом в лачугах, сколоченных из разбитых ящиков. В промышленных районах скопление таких лачуг образовало целые городки. Их прозвали иронически «гувервилями», т. е. городками Гувера.

По мере углубления кризиса в городах ухудшалось положение и на фермах. Цены на сельскохозяйственные продукты катастрофически падали.

В 1929 г., чтобы приобрести пару ботинок, фермеру нужно было продать 10 пудов кукурузы, а в 1932 г.—80 пудов. Фермеры считали, что кукурузу целесообразнее сжигать как топливо, нежели продавать.

В 1933 г. правительство США приступило к массовому уничтожению урожая и скота. Оно рассчитывало таким путем поднять цены на сельскохозяйственные продукты. То здесь, то там в стране можно было наблюдать невиданное и трагическое зрелище: мешки с пшеницей сжигали в топках котлов, цистерны молока выливали в водосточные трубы, резали свиней и засыпали их известью в канавах, горы апельсинов смешивали с навозной жижей и использовали для удобрения, перепахивали засеянные поля, отдавали их во власть сорняков. Уничтожались плоды упорного труда миллионов людей. И это происходило тогда, когда в стране была масса безработных, обреченных на голод и нищету. Таков капитализм. Капиталисты не могут отдать излишние товары нуждающимся. Это лишит их прибыли. Главное для них прибыль, а не благосостояние народа.

Народные массы заволновались. Под влиянием кризиса вся рабочая Америка пришла в движение. Волна стачек достигла в 1933 г. самого высокого уровня за весь период после 1922 г. Шахтеры выступали под лозунгом «Бастуй против голодной смерти!» В угольных районах происходили многочисленные кровавые столкновения между рабочими и вооруженными силами шахтовладельцев. Безработные стали организовывать «голодные походы» в Вашингтон. Летом 1932 г. внимание страны было приковано к походу безработных ветеранов (участников) первой мировой войны. Вблизи Вашингтона участники похода разбили свой лагерь. Но президент не принял их уполномоченных. Тогда ветераны войны организовали демонстрацию. Тысячи людей в торжественном и суровом молчании двигались вокруг Капитолия (здание, где заседает конгресс США). В газетах писали: «Это был марш смерти». Правительство бросило против ветеранов танки, кавалерию, пехоту. Лагерь безработных забросали бомбами со слезоточивым газом и подожгли.

В сельскохозяйственных районах образовывались «комитеты действия». Они боролись против продажи ферм с молотка за неуплату долгов. Участились вооруженные столкновения между фермерами и полицией.

Правительство Гувера, неспособное смягчить кризис, свирепо обрушилось на рабочее и фермерское движение.

Вслед за США экономический кризис 1929—1933 гг. поразил Англию, Германию, Францию и другие капиталистические страны. В Англии в 1930 г. было создано специальное общество для скупки и разрушения верфей. В отчете этого общества за 1931 г. говорилось, что им продана на слом 71 судостроительная верфь. Безработных в Англии было в 1931 г. более 3 млн. человек. Во Франции экономический кризис тянулся до 1936 г. В Италии кризис привел к сокращению промышленного производства на одну треть.

Кризис глубоко поразил и Германию. Германская промышленность была загружена только на 30 — 35% своей мощности. Количество безработных к 1932 г. превысило 9 млн. человек. Затяжной кризис революционизировал рабочий класс Германии, в широких массах усилилось влияние коммунистической партии. Буржуазия, опасаясь за свое господство, все более склонялась к переходу от буржуазной демократии к открытой террористической диктатуре. Так был подготовлен приход Гитлера к власти.

К началу 1933 г. кризис достиг высшей точки, после чего в большинстве стран начался крайне медленный рост производства. Капиталистический мир постепенно стал выбираться из тисков кризиса. Но уже в 1937 г. в США начался новый экономический кризис, охвативший и ряд других стран.

Для современного капитализма характерны не только часто повторяющиеся кризисы, но и постоянная недогрузка предприятий, низкие темпы роста производства, массовая безработица. Капитализм превратился в величайшую преграду на пути человечества к прогрессу (см. ст. «Кризис мирового капитализма»).

Только одна страна в мире осталась в 1929 — 1933 гг. свободной от кризиса, бушевавшего, словно смерч, во всем мире. Эта страна — Советский Союз. В отличие от капиталистических государств Советский Союз переживал в эти годы период огромного подъема. Из страны отсталой, аграрной он превращался в могучую индустриально-колхозную державу.