Мюнхенский сговор


Шаг за шагом гитлеровская Германия готовила большую захватническую войну. Гитлер пользовался тем, что люди, стоявшие у власти в Англии, Франции и США, ненавидели коммунизм. Он нарочито выставлял перед ними напоказ свое намерение сокрушить большевизм.

До хрипоты крича о «походе на Восток», Гитлер в тесном кругу своих подручных говорил: «Мне придется играть в мяч с капитализмом и сдерживать версальские державы при помощи призрака большевизма, заставляя их верить, что Германия—последний оплот против красного потопа. Для нас это единственный способ пережить критический период, разделаться с Версалем и снова вооружиться».

Гитлеровцы безнаказанно нарушили Версальский договор, организовали интервенцию в Испанию (см. ст. «Два очага мировой войны») и на деле убедились, что западные державы не окажут отпора их захватническим планам.

В марте 1937 г. Гитлер, ободренный политикой «невмешательства», проводимой Англией и Францией, ввел свои войска в Австрию, присоединил ее к Германии. 11 марта 1938 г. германские войска вступили в Вену. Западные державы отдали Австрию на растерзание Гитлеру.

США также держались политики «невмешательства» и тем самым поощряли агрессию фашистской Германии.

Только Советский Союз выступил с призывом противодействовать дальнейшим планам фашистов.

В марте 1938 г. Народный комиссариат иностранных дел СССР опубликовал заявление, в котором говорилось: «Завтра может быть уже поздно, но сегодня время для этого еще не прошло, если все государства, в особенности великие державы, займут твердую недвусмысленную позицию в отношении проблемы коллективного спасения мира».

Западные державы остались глухи к этим призывам.

Они упорно продолжали натравливать гитлеровскую Германию на СССР.

Проглотив Австрию, гитлеровцы наметили следующую жертву — Чехословакию. Вначале они потребовали передать Германии западные области Чехословакии, где имелось немецкое население. И вновь нацисты встретили широкую поддержку западных держав.

Побуждая Чехословакию сдаться на милость Гитлера, западная печать и радио создавали впечатление военного всемогущества Германии. Они сеяли по всей Европе панические настроения, шумели о том, что Чехословакия обречена, ибо не способна и часа устоять против бронированного кулака гитлеровской Германии.

В действительности дело обстояло далеко не так. Вот, например, что говорил на Нюрнбергском процессе один из главных немецких военных преступников, бывший начальник штаба германской армии Кейтель: «...Мы ни в коем случае не прибегли бы к военным действиям. У нас не было сил, чтобы форсировать чехословацкую линию укреплений, и у нас не было войск на западной границе».

Гитлеровская Германия никогда не решилась бы напасть на Чехословакию, если бы она не была уверена, что западные державы согласятся с этим захватом.

Только Советский Союз оставался до конца искренним и верным другом Чехословакии. Лишь Советское правительство не упускало ни одной возможности, чтобы предотвратить захват гитлеровцами Чехословакии. 22 августа 1938 г. германский посол в СССР был предупрежден, что Советский Союз выполнит свои обязательства перед Чехословакией. Наряду с этим правительству Франции было прямо заявлено, что Советский Союз полон решимости выполнить вместе с Францией свои обязательства по советско-чехословацкому договору, заключенному в 1935 г. (см. ст. «Два очага мировой войны»).

Но правительства Англии и Франции в те решающие дни стремились совсем к другому.

Они хотели во что бы то ни стало заставить Чехословакию склониться перед Гитлером.

Их сокровенные планы заключались в том, чтобы толкнуть Гитлера на войну против СССР, и ради этого они готовы были пожертвовать Чехословакией.

22 сентября 1938 г. премьер-министр Великобритании Чемберлен впервые за свои 70 лет сел в самолет и отправился на поклон к Гитлеру. В беседе с фашистским фюрером Чемберлен признал «права» Германии на западные районы Чехословакии.

28 сентября 1938 г. в Мюнхене (на юге Германии) открылась конференция. На ней присутствовали Гитлер, Муссолини (диктатор фашистской Италии), Чемберлен и Даладье (премьер-министр Франции). На конференции решалась судьба Чехословакии, но ее представителей даже не допустили на заседания конференции. Главы четырех держав приняли продиктованный Гитлером план расчленения Чехословакии. Почти треть этой страны была отдана немецким фашистам. Политические карикатуры тех лет изображали участников конференции в виде мясников с топорами в руках, четвертующих Чехословакию.

Гитлеровский министр Геринг так рассказал на Нюрнбергском процессе главных фашистских военных преступников об обстановке на Мюнхенской конференции: «Ни Чемберлен, ни Даладье в конечном итоге не были заинтересованы в том, чтобы жертвовать или рисковать чем-либо для того, чтобы спасти Чехословакию. Это было для меня ясно как день. Судьба Чехословакии была решена, в основном, в течение трех часов... Чемберлен казался совершенно незаинтересованным. Даладье вообще едва обращал на что-либо внимание. Он лишь время от времени одобрял то, что говорил Гитлер... Мы получили все, что хотели... Они даже не настаивали на том, чтобы проконсультироваться с чехами, хотя бы для формы».

Когда соглашение было подписано, а Гитлер и Муссолини уже ушли, в зал заседаний пригласили представителей правительства Чехословакии, униженно ждавших решения в охраняемой гестаповцами гостинице. Им передали текст соглашения. Один из членов французской делегации цинично сказал: «Это приговор без права апелляции и без возможности внести в него исправления». Так западные державы преподнесли фашистам Чехословакию «на серебряном блюде», как выразился Гитлер. 30 сентября 1938 г. Мюнхенская конференция закрылась. Даладье вернулся в Париж, а Чемберлен — в Лондон. Им была устроена шумная торжественная встреча, словно они вернулись после выдающейся дипломатической победы, а не позорной сделки с фашистами, на которой отдали союзницу Франции — Чехословакию — на растерзание Гитлеру.

В Лондоне были выставлены большие щиты, на которых художники изобразили скрещенными черный зонтик Чемберлена (премьер никогда не расставался с зонтиком) и пальмовую ветвь — символ мира. Это должно было означать, что Чемберлен своим зонтиком прикрыл Англию от пожара войны. Иного мнения об этом придерживались главари германского фашизма. Министр иностранных дел Германии Риббентроп сказал Гитлеру о Чемберлене: «Этот старик сегодня подписал смертный приговор Британской империи, предоставив нам проставить дату приведения этого приговора в исполнение».

Правительство США одобрило позорное Мюнхенское соглашение. Государственный секретарь США публично заявил, что Мюнхенское соглашение «вызвало великое чувство облегчения». Постыдную роль в Мюнхене играло и чехословацкое буржуазное правительство Бенеша. Оно испугалось своего народа, готового взять оружие для борьбы с фашизмом. В те дни полпред СССР в Праге телеграфировал в Москву: «В Праге происходят потрясающие сцены. Полпредство окружено полицейским кордоном. Несмотря на это, толпы демонстрантов при явном сочувствии полиции проходят к полпредству, высылают делегации, требующие разговора с полпредом. Толпы поют национальный гимн и буквально плачут. Поют «Интернационал». В речах первая надежда на помощь СССР...»

На запрос правительства Чехословакии, будет ли помощь СССР немедленной и действенной, в тот же день через советское посольство в Праге был дан четкий утвердительный ответ. Верное своим договорным обязательствам, Советское правительство отдало указание придвинуть 30 стрелковых дивизий к западной границе СССР и привести в боевую готовность авиационные и танковые соединения. Но буржуазное правительство Чехословакии отказалось от предложенной помощи и тем самым предало свой народ. Фашистские войска заняли Судетскую область и другие пограничные районы страны. Не удовлетворившись этими районами Чехословакии, гитлеровцы 15 марта 1939 г. захватили всю страну. Часть чехословацких земель была оккупирована хортистской Венгрией и панской Польшей.

Когда в Мюнхене решалась судьба Чехословакии, руководителям западных держав казалось, что они достигли большого успеха в своей коварной антисоветской политике. В действительности же Мюнхен (так сокращенно иногда называют Мюнхенскую конференцию и всю политику уступок агрессорам) был потрясающим политическим просчетом буржуазных правительств Англии и Франции.

Всего лишь через два года после Мюнхена германские бомбы рвались над Англией, а германские танки сеяли смерть на полях Франции. На фюзеляжах германских самолетов, бомбивших Лондон и Ковентри, были нарисованы хищные птицы. В клюве каждого стервятника красовался... зонтик Чемберлена.

Захватив Чехословакию, фашистская Германия начала готовить агрессию против Польши.

С каждым днем международные отношения становились все более напряженными. Стремясь предотвратить войну, Советский Союз весной 1939 г. предложил Англии и Франции заключить пакт о взаимопомощи против фашистской агрессии. Тогда еще можно было совместными усилиями помешать Гитлеру развязать мировую войну. Но правящие круги западных держав не отказались от бредовой идеи антикоммунизма, не отрешились от попыток задушить СССР вооруженными силами фашистского блока. Однако прямо отказаться от предложений Советского Союза они не посмели: народы Англии и Франции осудили бы их как пособников агрессии. Поэтому они согласились на переговоры. Так называемые Московские переговоры длились несколько месяцев. В ходе их стало ясно, что Англия и Франция не хотят соглашения с СССР. Советская делегация на переговорах заявила, что в случае агрессии Советский Союз готов выставить 136 дивизий. На вопрос, каков будет вклад Англии в общую борьбу с агрессором, представитель Англии назвал смехотворную цифру: 5—6 дивизий.

Как стало известно после войны, правящие круги Англии во время Московских переговоров тайно совещались с представителями Германии. Западная дипломатия давала понять главарям фашистской Германии, что у СССР не будет союзников, если агрессоры нападут на него. Всякого рода проволочками и оттяжками англо-франко-советские переговоры были сорваны правящими кругами Англии и Франции. Советский Союз оказался в очень тяжелом положении, грозившем ему полной международной изоляцией. В этой обстановке СССР получил от Германии предложение улучшить германо-советские экономические отношения и заключить договор о ненападении. Советский Союз принял это предложение.

Заключение 23 августа 1939 г. советско-германского пакта спутало все планы мюнхенцев. Советский Союз выиграл время (почти два года) для того, чтобы лучше подготовиться к войне. Фашистская Германия начала войну, бросив свои силы против Польши, затем против Франции и других стран Европы (см. ст. «Вторая мировая война»).

Этот договор — пример правильного применения ленинского принципа об использовании противоречий внутри империалистического лагеря. Насколько своевременно было его заключение, видно и из того, что японское правительство, рассчитывавшее на помощь Германии, после заключения советско-германского договора вынуждено было отказаться от уже подготовленного им нападения на Советский Союз.

Крах всех расчетов западных политиков на международную изоляцию СССР и столкновение его один на один с Германией привел к глубоким изменениям международной обстановки. В конце концов правящие круги Запада вынуждены были пересмотреть свою тактику в отношении Советского Союза и согласиться на совместную с ним борьбу против фашистских агрессоров.