Древние млекопитающие


Кайнозойская эра («эра новой жизни») охватывает два периода: третичный и четвертичный, или антропоген, общей продолжительностью свыше 70 млн. лет, из которых на долю четвертичного периода приходится только 1 млн. лет. Если мезозойская эра была временем расцвета пресмыкающихся и голосемянных растений, то кайнозойская эра — время расцвета птиц, млекопитающих и покрытосемянных растений.

В палеогене — первом отделе кайнозойской эры — вначале продолжается отступание моря, увеличение суши; в результате Европа соединилась через Великобританию, Исландию и Гренландию с Северной Америкой. Этот мост между Европой и Америкой впоследствии не раз восстанавливался и снова заливался водой при наступании моря на сушу. При соединении Европы с Америкой происходил обмен фаунами.

Палеоген — время теплого климата. Тропическая растительность покрывала Западную Европу, южную половину Русской равнины и распространялась на область современной тропической полосы Азии и Америки. В начале палеогена на территории Средней Европы росли вечнозеленые дубы, лавры, коричные и камфарные деревья, магнолии, созревали грецкие орехи и винные ягоды. Вместе с пальмами и араукариями встречались липы, ивы и ольха. Плющ и виноград обвивались вокруг стволов высоких деревьев. Под их покровом в тенистых и влажных местах росли разнообразные папоротники, частью древовидные. Из хвойных обычны были болотные кипарисы и Мамонтовы деревья. Широко распространены были бамбуки.

Древние млекопитающие
Древние млекопитающие

Еще более теплолюбивой становится флора Европы в середине палеогена, когда в лесах широко распространяются пальмы, крупные фикусы, эвкалипты, бананы. Растительность Европы очень напоминала тогда современную флору тропической Азии.

В последней трети палеогена флора Европы еще сохраняет тропический характер, но вместе с тем наряду с вечнозелеными тропическими дубами, лаврами и фикусами появляются грабы, тополи, клены — деревья с опадающей листвой, характерные для умеренно теплой зоны. В Северной части Средней Европы растут леса янтареносной сосны. В янтаре — затвердевшей смоле этой сосны — в большом количестве сохранились остатки насекомых. Особенно большие скопления янтаря находятся в Калининградской области, на побережье Балтийского моря.

По-видимому, в палеогене были многочисленны птицы, но особенно интересно развитие млекопитающих.

В начале палеогена млекопитающие еще мало отличались от своих юрских предков — пантотериев, хотя уже наметились основные группы млекопитающих: насекомоядные, грызуны и хищники. Это были в основном мелкие зверьки, обитавшие в лесных чащах и зарослях. Из хищников вскоре выделились две самостоятельные ветви — сначала копытные, а затем китообразные. Среди млекопитающих были животные, обладавшие смешанными признаками. Одна из таких групп — диноцераты («страннороги»), крупное местонахождение которых было открыто советскими палеонтологами в Монгольской Народной Республике, неподалеку от местонахождения динозавров у подножия хребта Нэмэгэту.

По строению черепа и особенно зубов диноцераты сходны с копытными, именно жвачными, хотя сверху на черепе у них имелся продольный гребень, характерный для хищников. Остальная часть тела была вытянутой, как у хищников, с длинным хвостом, но конечности были довольно массивными и больше напоминали ноги тяжеловесных копытных. Питались диноцераты травой и, может быть, кустарниковой порослью. Диноцераты служат несомненным доказательством происхождения копытных от хищников, хотя и не являются прямой переходной группой между ними. Диноцераты уже довольно крупные животные — больше овцы, но меньше коровы.

Киты вначале были небольшими, величиной с тюленя, тело их было рыбообразной формы, по строению же зубов они почти неотличимы от своих хищных наземных предков— креодонтов; лишь позднее киты достигли громадных размеров, причем часть из них так и осталась хищниками и сохранила зубы (кашалоты, дельфины), а остальные стали питаться планктоном — мелкими организмами, плавающими в воде во взвешенном состоянии.

Хищники почти до конца палеогена были представлены группой креодонтов, давших начало настоящим хищникам, отличавшимся от своих предков более совершенным строением зубов, способностью втягивать когти и т. д. Креодонты достигали очень крупных размеров — 7-8 м длины и были самыми громадными наземными хищниками среди млекопитающих.

В середине палеогена появилась группа крупных носорогообразных млекопитающих — титанотериев («звери-титаны»), остатки которых также найдены в Монголии. В отличие от носорогов титанотерии не имели рогов на черепе, но зато обладали выростами (иногда в виде лопаты) с полостью внутри. Титанотерии питались болотной растительностью, и эти полости могли служить дополнительными резервуарами для воздуха, что позволяло животным подолгу держать морду под водой.

Примерно в то же время, когда появились титанотерии, от копытных отделилась группа хоботных, часть которых перешла к водному образу жизни (сирены), часть же напоминала по образу жизни грызунов (даманы).

Древние хоботные были небольшого размера, с коротким хоботом. Лишь со временем у них удлинился хобот и произошли изменения в строении зубного аппарата, в том числе превращение резцов в бивни.

Наконец, в палеогене появилась еще одна важная группа млекопитающих — приматы, к которым принадлежат обезьяны и человек. Приматы, по-видимому, произошли от древесных лазающих форм насекомоядных. Самые древние обезьяны — лемуры — известны с середины палеогена. В конце палеогена появились собакообразные обезьяны. В неогене появляются человекообразные обезьяны, а на грани неогена и четвертичного периода (около 1 млн. лет назад) — человек. В конце палеогена облик архаической фауны млекопитающих начинает меняться, приближаясь к современному.

Покрытосемянные, или цветковые, растения (и особенно травы) к середине кайнозоя заселили широкие равнины, постепенно образовавшиеся после разрушения гор, воздвигнутых в конце мела. Появились степи, возникла богатая кормовая база для травоядных млекопитающих, которым стало уже «тесновато» в лесу. Началось освоение степей. Первыми туда направились копытные и грызуны, а за ними неизбежно потянулись и хищники. Копытные спасались от хищников бегством, а грызуны укрывались в норах. Некоторые из копытных достигали размеров вдвое больше слона, как например гигантский носорог индрикотерий. Целые скелеты этих исполинов были выкопаны в верхнепалеогеновых отложениях в Центральном Казахстане. История открытия индрикотерия заслуживает того, чтобы о ней рассказать.

В 1912 г. в Тургайских степях на р. Джиланчик были обнаружены кости крупных ископаемых животных. В ближайшее же лето Геологический комитет послал туда небольшую экспедицию под начальством Гайлита. По пути на Джиланчик встречные кочевники рассказали Гайлиту о скоплениях крупных костей на берегах озера Челкар-Тениз. По их мнению, там когда-то была битва великанов, чьи кости и до сих пор валяются по берегам озера. Увлеченный рассказами казахов, Гайлит повернул на Челкар-Тениз. Здесь действительно оказалось множество костей. Некоторые из них достигали полутора метров длины и более. Когда иссякли все средства, Гайлит вернулся в Петербург и с торжеством заявил, что привез целого мамонта. Однако никто не разделил его восторгов, так как он самовольно изменил маршрут и в результате привез давно всем известного мамонта. Ящики с костями так и остались стоять нераспакованными, и лишь значительное время спустя ими заинтересовался проф. Алексей Алексеевич Борисяк, впоследствии академик, основатель и первый директор Палеонтологического института Академии наук СССР. Взглянув на кости, Борисяк сразу же увидел, что они принадлежат вовсе не мамонту, а какому-то неизвестному животному, притом более крупному, чем мамонт. Он назвал его индрикотерием в честь сказочного «индрика-зверя». Индрикотерий оказался гигантским безрогим носорогом (см. рис. на стр. 160—161).

На первый взгляд, «безрогий носорог» звучит странно. Дело в том, что название «носорог» было дано современным носорогам, которых изучили гораздо раньше, чем ископаемых, и лишь сравнительно недавно выяснилось, что самые древние носороги были безрогими. Они обитали по опушкам лесов и среди кустарников, иногда в степях и были подвижными, быстро бегающими животными, спасавшимися от хищников быстротой бега. Но позднее носороги перешли к лесному образу жизни. Быстрый бег в лесу был бесполезен и невозможен, и носороги становятся тяжелыми, мощными животными с великолепной защитой в виде рогов на черепе. Такими они дожили и до наших дней.