Древнейшие ящеры


Конец каменноугольного периода и начало нового, пермского периода, или перми , совпадает  с наиболее активными фазами герцинского горообразования. В связи с этим на севере материков снова произошло значительное осушение площадей и поднятие  мощных горных хребтов в области Средней Европы, Урала, Тянь-Шаня, Алтая и Аппалачей. Появились крупные ледники на южных материках. Южная Америка, Африка и большая суша в области нынешнего Индийского океана тогда, по-видимому, составляли единый материк, названный Гондваной.

В Европе и Северной Америке влажный тропический климат карбона меняется и становится частью умеренным, а частью жарким и сухим. Пышная каменноугольная растительность отступает к экватору и постепенно исчезает; на смену ей приходят голосемянные растения, наиболее распространенную группу которых составляют кордаиты. Голосемянные растения размножались при помощи семян, что было большим преимуществом перед размножением спорами, так как спорам для их развития непременно нужна вода, а семена обходятся без нее. Такое приспособление было как бы ответом на резкое сокращение водных бассейнов в пермском периоде: оно дало возможность голосемянным растениям расселяться вглубь континентов. Образование семян важно было также и потому, что они содержали в себе питательные вещества, необходимые развивающемуся зародышу растения.

Как и в карбоне, в перми продолжается углеобразование. В этом периоде возникли крупнейшие угленосные бассейны СССР: Тунгусский, Кузнецкий и Печорский. Изменяется постепенно и животный мир.

Древнейшие наземные позвоночные
Древнейшие наземные позвоночные

Среди позвоночных пермского периода развиваются типичные наземные животные — пресмыкающиеся, которые постепенно вытесняют стегоцефалов. Пресмыкающиеся, появившиеся еще в карбоне и весьма похожие вначале на стегоцефалов, от которых они произошли, представлены двумя большими группами — котилозаврами и зверообразными.

Целое «кладбище» пермских пресмыкающихся было открыто более полувека назад на Северной Двине русским палеонтологом Владимиром Прохоровичем Амалицким. Он занимался изучением пермских красноцветных отложений, распространенных на северо-восточной окраине Русской равнины. В этих толщах попадались редкие остатки органической жизни — отпечатки листьев папоротников и мелкие раковинки пресноводных моллюсков. Точно такие же ископаемые остатки содержали отложения пермского периода и в Южной Африке, в местности Карру, где, кроме того, еще были обнаружены скелеты различных пресмыкающихся. Сопоставив эти факты, Амалицкий сделал смелое предположение, что на Северной Двине, где особенно хорошо вскрыты пермские отложения, следует искать скелеты древних пресмыкающихся, найденных в Карру.

Ученые отнеслись к этому с недоверием, и Амалицкому пришлось на собственные средства организовать экспедицию, состоявшую всего из двух человек — самого Амалицкого и его жены Анны Петровны. После двух лет упорных поисков они обнаружили близ города Котласа первые находки — черепа парейазавров  — громадных пресмыкающихся из группы котилозавров, тех самых, которые были известны по раскопкам в Карру.

Весть об открытии Амалицкого мгновенно облетела весь мир. Ему выделили средства для организации раскопок, продолжавшихся до первой мировой войны. Раскопки дали блестящий материал — более 10 полных скелетов парейазавров, скелеты и черепа различных зверообразных пресмыкающихся и стегоцефалов.

Это были первые в России настоящие палеонтологические раскопки. По существу, с этого времени начинает свою историю русская палеонтология позвоночных, хотя отдельные сборы костей и изучение их велись еще со времен Петра I.

Коллекции Амалицкого составили ядро будущего Палеонтологического музея; в нем и поныне они образуют так называемую Северодвинскую галерею, равной которой нет в мире. Эта коллекция очень богата и охватывает почти все основные группы позвоночных пермского периода.

Парейазавры были крупными растительноядными пресмыкающимися, величиной с быка. Череп их, как и у стегоцефалов, представлял собой еще сплошную крышу, лишенную височных впадин. Мелкие зубы с характерными гребешками и бороздками на концах указывали на питание мягкой растительностью, по-видимому в изобилии произраставшей по берегам рек, где водились парейазавры. Тело животных было покрыто прочными кожными щитками, предохранявшими их от кишевших кругом хищных пресмыкающихся, порой размерами с тигра и более. Вооруженные страшными клыками, хищники могли, как кинжалами, закалывать свою жертву. К числу таких хищников относится иностранцевия  из группы зверообразных пресмыкающихся. Эта группа, происшедшая от древних котилозавров, была, в свою очередь, родоначальной для млекопитающих. Таким образом, она занимает важное место в истории позвоночных. В отличие от неуклюжих парейазавров иностранцевии обладали, как и должно быть свойственно хищникам, большой подвижностью. Это были самые крупные наземные хищники палеозойской эры.

В составе северодвинской фауны встречаются и сравнительно небольшие хищники, величиной с собаку, а также своеобразные пресмыкающиеся — дицинодонты («двуклыкозубы»), имевшие во рту всего два зуба — пару верхних клыков. Этими клыками обладали только самцы, а самки вовсе не имели зубов. Челюсти дицинодонтов имели вид клюва, так же как у черепах; по-видимому, они были растительноядными животными.

Помимо пресмыкающихся, в состав северодвинской фауны входили стегоцефалы — двинозавры  , интересные тем, что в течение всей своей жизни, кроме легочного дыхания, они сохранили и жаберное, напоминая этим современных аксолотлей.

Летающий ящер и динозавр конца мезозоя
Летающий ящер и динозавр конца мезозоя

Есть в северодвинской фауне еще одно любопытное животное — котлассия  . Она относится к промежуточной группе между земноводными и пресмыкающимися, и это лишний раз подтверждает, что пресмыкающиеся произошли от земноводных. По строению черепа и зубов котлассия похожа на земноводных — стегоцефалов, а по общему облику и другим признакам она напоминает пресмыкающихся.

Чтобы закончить обзор пермской фауны наземных позвоночных, упомянем еще об одной интересной группе зверообразных пресмыкающихся — пеликозаврах.

Скелеты пеликозавров, встречающиеся в пермских отложениях Русской платформы  , принадлежат мелким животным, похожим на ящериц.

Пеликозавры, известные из пермских отложений Северной Америки, имеют весьма своеобразный вид. Например, у диметродонов остистые отростки позвонков, достигавшие почти метровой длины, образовывали над спиной гребень, на который была натянута перепонка. Такое необычное строение до сих пор еще не разгадано как следует. По способу питания пеликозавры отличались друг от друга. Среди них были как хищники, так и растительноядные формы. При этом одни из хищников питались моллюсками, другие — рыбой, третьи — насекомыми.

Нужно сказать, что вообще пресмыкающиеся в конце палеозоя были очень разнообразны. Они приспособились к различным условиям существования на суше. Они были самой высокоорганизованной группой животных на земном шаре в пермский период.