Охота за месторождением


«Это... игра, азарт. Открыть новое месторождение — дело удачи, тонкого понимания... дело увлечения, иногда граничащего со страстью», — писал акад. А. Е. Ферсман.

Да, поиски месторождения — настоящая охота. Но ведь и у охотника есть своя наука: изучить все повадки зверя, знать, где он чаще встречается, уметь его обнаружить по едва заметным признакам. И в работе геолога только научная подготовка дает ему чутье следопыта.

У полезных ископаемых есть свои излюбленные места. Обследуя горный массив, геолог насторожится, обнаружив трещины и разломы: здесь чаще всего встречаются жилы. В нефтеносном районе его внимание привлекут пласты пористой породы (например, песчаника): они легко пропитываются нефтью.

В ущелье Левый Талгар (Заилийский Алатау).
В ущелье Левый Талгар (Заилийский Алатау)

У полезных ископаемых есть и свои приметы. Месторождения участвуют в жизни земной коры: руда, уголь выветриваются — растворяются в воде, вступают в химические реакции с окружающими породами. И как звери в лесу выдают себя на каждом шагу — обглоданной корой, тропинкой к водопою, следами на заснеженной поляне,— так и полезные ископаемые, каждое по-своему, выдают свое присутствие. Залежи железных руд покрываются «железными шляпами» — заметной издали коркой выветрившихся пород, бурой, красной или желтой от окислов железа. Соединения меди окрашивают соседнюю с ними породу в яркосиние или зеленые цвета; кобальт дает персиково-красные пятна и потеки, никель — зеленые. Далеко высылает о себе вестников нефть: она по капелькам просачивается сквозь толщу пород, образуя радужные пятна на поверхности спокойных водоемов.

Схема обломочно-речного метода: 1. Возле устья.
Схема обломочно-речного метода: 1. Возле устья.
Схема обломочно-речного метода: 2. На разветвлении
Схема обломочно-речного метода: 2. На разветвлении
Схема обломочно-речного метода: 3. След оборван
Схема обломочно-речного метода: 3. След оборван
Схема обломочно-речного метода: 4. Месторождение найдено
Схема обломочно-речного метода: 4. Месторождение найдено

По таким приметам — их называют поисковыми признаками — геолог и обнаруживает месторождение. Но сначала еще до месторождения нужно добраться. И геолог отправляется «выслеживать» — наблюдать за «тропами», на которых легче всего напасть на «след» полезного ископаемого.

Такие тропы для руды — водные пути. Дожди, горные ручьи, быстрые реки не только размывают почву, но и увлекают своим течением обломки всех коренных пород. Крупные куски, дробясь, перекатываются по дну, мелкие — плывут. У устья, там, где река замедляет течение и освобождается от своего груза, скопление этих обломков — речные наносы. Сюда и направляется геолог. Он разыскивает нужный ему след — гальку полезного ископаемого или его «соседей» по месторождению (гальку той породы, которая обычно окружает руду). Когда след найден, геолог отправляется вверх по реке: он найдет месторождение по тому пути, который проделала галька. Чем ближе к цели, тем больше следов на его дороге, тем гальки крупнее: приближаясь к устью, река постепенно ослабевала и оставляла более тяжелую гальку на дне.

Около каждого притока «дорога» разветвляется; геолог осматривает наносы, отыскивает, по какому направлению следы идут дальше, и продолжает путь. Все ближе месторождение; меняется вид гальки: она хуже окатана, все больше напоминает недавно отбитый обломок. И вдруг след обрывается. Неужели он потерян? Да, но так теряется след у логова! Месторождение здесь! Отсюда начинали путь обломки полезного ископаемого, снесенные со склона в реку. И геолог карабкается вверх. Обломки рассеяны по склону веером. К центру этого веера! Жила найдена!

Точно так же выслеживают богатую россыпь, пласт золотоносного песчаника.

Этот способ поисков называют обломочно-речным. Его выработала народная мудрость «рудознатцев» — древних рудоискателей. Великий Ломоносов использовал их опыт для создания научно обоснованного метода поисков, который до сих пор применяется геологами всего мира. И многие другие современные способы поисков, в сущности,— младшие братья обломочно-речного.

В тех местах, где есть или когда-то были ледники, у геолога появляется новый союзник. Ледник гораздо сильнее реки, он тащит за собой не гальку, а валуны — большие куски или даже целые глыбы оторванных коренных пород. У конца ледника, как и в устье реки, обломков — несметное сборище; много их обронено и на пути отступления ледника. И геолог, найдя представителя месторождения — «валун-указатель», отправляется выслеживать его путь. Это не всегда легко.

Можно выслеживать месторождения по мелким крупинкам рудных минералов.

Конечно, поисковые способы не обязательно укажут геологу само месторождение. Но, во всяком случае, они приведут его так близко, что не жалко будет труда для детальной геологической съемки.

А для многих десятков людей теперь-то и начнется работа. Ведь геолог обнаружил только верхний край месторождения. А как оно расположилось в глубине? И вообще, стоит ли его разрабатывать? Может быть, руды так мало, что не окупятся расходы по добыче?Круг замкнулся. Если работа была успешной, геолог у месторождения. Он первый обнаружил, что может дать родине это место, и, сегодня никому не известное, завтра оно, быть может, отразится на жизни самых далеких уголков страны.

Взвесить запасы хранящейся в глубине руды, определить ее качество геологу, конечно, не под силу. Но этого пока и не требовалось. Как и всякий разведчик, геолог должен проникать повсюду и потому снабжен только самым легким снаряжением. Теперь другое дело. К найденному месторождению двинутся подкрепления, оснащенные всей современной техникой. Ученые изобрели приборы, позволяющие изучать свойства, узнавать строение невидимых подземных пород. Наша родина оснастила этими приборами целую армию специалистов. О них и их работе теперь и пойдет речь.

А пока... перечитайте эту главу. Вспомните и те поисковые признаки, о которых рассказано в разделе «Сокровища недр Земли», ознакомьтесь с нуждами и возможностями вашего района. Неужели никого из вас не потянет в поле?

Но не надейтесь на легкий успех: природа живет не по-писаному. Просматривая гальку какого-нибудь минерала, вы вдруг увидите след оборванным; знакомясь с основными породами, будете почему-то наталкиваться на один и тот же пласт. Не торопитесь с выводами. Выходы красных пород могут оказаться не железняком, а обыкновенной глиной. Окислы железа дают на воде такую же радужную пленку, что и нефть. Но и не унывайте. Вы научитесь различать радужные пятна по излому; ударьте палкой — нефть расползется, как масло, а железистая пленка расколется, как льдинка; вы будете знать, что весенние потоки иногда перебрасывают гальку через заваленное снегом ущелье, и вас не смутит обрыв следа; а чтобы не встречать при обследовании один и тот же пласт, идите не по простиранию, а по падению... Итак, в добрый путь!