Разные задачи — одна цель


Геофизические способы разведки сравнительно молоды (им лет 40), но уже сейчас мы умеем обнаруживать магнитную залежь с самолета и взвешивать глубокие рудные жилы. Не становится ли работа геолога-поисковика вообще ненужной?

Нет! Геофизик использует точнейшие приборы, отправляется в далекое путешествие со сложным оборудованием. И перед том как начать работу, он должен правильно выбрать способ геофизической разведки. Он должен быть уверен, что его сложная техника будет пущена в ход не зря. Все это дает геофизику работа геологов.

Геолог составляет план геологического строения местности; геофизик узнаёт из этого плана о расположении основных пород района и решает, каким физическим свойством может выдать себя месторождение.

Лагерь экспедиции в районе Алтан-Тээли (Западная Монголия). В этом районе было обнаружено множество черепов и других остатков млекопитающих третичного периода.
Лагерь экспедиции в районе Алтан-Тээли (Западная Монголия). В этом районе было обнаружено множество черепов и других остатков млекопитающих третичного периода.

Геолог выясняет, где имеет смысл вести подробную разведку, иногда обнаруживает верхний край месторождения; геофизик точно прослеживает под землей контуры залежи.

Значит, работа геофизика — естественное продолжение и завершение работы геолога.

Мы искали месторождение, потом уточняли его адрес, наконец перед нами его «портрет». Не пора ли горнякам начать разработку залежи? Подождите! Портрет надо еще сворить с оригиналом: разведчики ведь могли ошибиться, да и качество подземной руды пока неизвестно.

Проверить карту, провести окончательную разведку — значит прорваться к залежи. Так и поступают: близкую залежь пересекают канавками, вскрывают разведочными колодцами — шурфами; к глубокой залежи приходится пробуривать скважины. Встреча состоялась! Разведчик проверяет состав и расположение слоев, устанавливает точные размеры залежи, извлекает образцы пород, определяет запасы и качество руды. И если эта последняя разведка, «разведка боем», подтвердит выводы геолога и геофизика, приготовления к «штурму» — промышленной разработке месторождения — окончены.

Вырастет целый лес буровых вышек или, глубокие штольни прорежут горный массив, или мощные экскаваторы вгрызутся в землю, вырывая гигантские котлованы, засветятся огни нового поселка, загудят составы на специально проведенной железной дороге, и уголь, нефть, руда потекут туда, где их поджидают работники новых заводов и строек.

А геолог? Он уже далеко — в месте еще глухом и но изведанном, где его сменит поисковик, выслеживая месторождение, где потом появится геофизик со своей полевой лабораторией, где разведчик уточнит их выводы... но для вас теперь это история знакомая.

Некоторым из вас работа геолога, может быть, казалась делом особенным, преисполненным азарта и приключений — вроде золотоискательства в рассказах Джека Лондона и Брет-Гарта.

Особых тайн не обнаружилось, и необыкновенных приключений, как видите, не произошло, зато действительное разнообразие и увлекательность этой работы много богаче того, что можно представить себе по приключенческим книжкам.

Если вам по душе это дело, вы всегда найдете в нем применение своим способностям, чем бы вы ни интересовались.

После дальнего маршрута с тяжелым рюкзаком разводить костер под дождем, по одной найденной кости восстанавливать облик вымершего чудовища; в тиши кабинета исследовать под микроскопом образцы пород; выполнять математические расчеты, чтобы перевести показания приборов на язык геологии,— и многое,  многое другое выпадает на долю людей, изучающих недра и открывающих подземные богатства нашей родины. Кто же все-таки геолог — следопыт, конструктор, математик? Каждый из этих ответов по-своему правилен.

Но главное в работе геолога, как и в любой другой, — те цели, ради которых она ведется.