Александр Евгеньевич Ферсман


Кто из школьников не читал книги А. Е. Ферсмана «Занимательная минералогия», кто мог остаться равнодушным, узнав об удивительных «волокнистых» камнях, из которых можно связать варежки, о камнях в живом организме, о съедобных камнях, о камнях, падающих с неба, и многом другом! Кто не увлекался книгой Ферсмана «Занимательная геохимия», мысленно совершая фантастическое путешествие в глубь Земли, знакомясь с атомами химических элементов в природе! Вместе с автором юный читатель, наверное, мечтал о времени, когда советские ученые смогут подчинить атом своей воле и использовать громадное количество энергии на благо народа. Молодежь увлекают и такие популярные книги Ферсмана, как «Воспоминания о камне», «Мои путешествия», «Рассказы о самоцветах», «Путешествия за камнем».

Академик Александр Евгеньевич Ферсман, наш крупнейший минералог и геохимик, был другом детей. Со многими юными любителями минералогии он переписывался. В архиве академика бережно хранятся три толстые папки, полные детских писем. На каждое письмо Александр Евгеньевич, как правило, отвечал. Не раз выступал он в Домах пионеров и в школах. Под влиянием Ферсмана многие школьники-пионеры брали в руки геологические молотки и шли на поиски полезных ископаемых. С радостью потом сообщали они ученому о своих походах и находках. Вместе с ними радовался и Александр Евгеньевич.

Александр Евгеньевич Ферсман рассматривает образец апатитовой руды.
Александр Евгеньевич Ферсман рассматривает образец апатитовой руды

Ферсман родился в 1883 г. в Петербурге, но большую часть детства провел в любимом им солнечном Крыму, неподалеку от Симферополя, в селении, которое теперь называется Ферсманово. По словам самого Александра Евгеньевича, он с шестилетнего возраста сделался «страстным минералогом». На каменистой горушке, недалеко от дома, мальчик старательно молотком выбивал плотно сидящие в породе кристаллики горного хрусталя, сияющие на солнце. Иногда он пробирался в заброшенные каменоломни. Не без страха входил он в таинственный полумрак пещер, но зато приносил оттуда удивительные камни. Посмотрев однажды сквозь один камень на буквы в книге (Ферсман умел читать уже в 5 лет), он увидел, что буквы удвоились. Камень оказался двупреломляющим кальцитом. Мальчик тогда не знал его названия. Он понимал только, что природа полна интереснейших тайн и загадок и что нужно во что бы то ни стало их разгадать.

Ученик Одесской классической гимназии Александр Ферсман любил бродить по берегу моря, выискивая камни для коллекции. Эти экскурсии научили его (как сам он позже писал) «очень трудной и сложной обязанности естественника — наблюдать». Учился Ферсман хорошо, но ему хотелось знать больше того, что написано в учебниках. Он читал много книг, делился со сверстниками впечатлениями о прочитанном и тогда уже мечтал стать минералогом.

В 1901 г. Александр Евгеньевич окончил гимназию и поступил в Одесский университет (называвшийся тогда Новороссийским), но в следующем году перешел в Московский. Он привез свои коллекции в Москву и подарил их университетскому музею.

В университете Ферсман стал учеником знаменитого ученого — профессора минералогии Владимира Ивановича Вернадского, будущего академика (см. стр. 274). Его лекции увлекли молодого студента. Вернадский создал новое направление в минералогии. До Вернадского минералоги занимались главным образом описанием минералов, изучением их свойств и не интересовались их происхождением и изменением. Вернадский же раскрыл сложную и интересную картину «рождения» и «жизни» минералов. Каждый минерал, попав в новые условия, с течением времени меняется, составляющие его химические элементы вступают в новые соединения.

Ферсман был лучшим учеником Вернадского. Еще студентом он написал пять научных работ (первая вышла, когда Ферсману было около 20 лет). По окончании университета, в 1907 г., Александр Евгеньевич получил командировку за границу. Вернувшись на родину, он продолжал работать с Вернадским.

Вернадский и Ферсман создали новую науку — геохимию, изучающую поведение атомов химических элементов в земной коре.

«Еще недавно было время, когда массы значков полезных ископаемых лежали в беспорядке на пестром ковре нашей геологической карты. Казалось, не было никаких строгих законов, которые рассеивали бы эти знаки по полям разного цвета: одни из них накапливались вместе в горных районах, другие заполняли поля бывших морей и материков. Сейчас мы знаем, что распределение этих точек подчиняется глубочайшим законам геохимии»,— говорил Ферсман. Распределение полезных ископаемых — результат сложных путей миграции (перемещения) атомов, результат химических реакций определенных химических веществ в определенной химической и физической обстановке.

В 1912 г. Александр Евгеньевич стал профессором. Он прочел первый университетский курс геохимии. Молодой ученый не мыслил науки, оторванной от жизни, не приносящей пользы человеку. «В основе каждой истинной науки лежит связь теории и практики»,— говорил Ферсман. Он стремился раскрыть богатства недр своей родины, но царское правительство почти не отпускало средств на геологические исследования. Ферсман возмущался, что в России не используют богатейшие недра и ввозят из других стран минеральное сырье (уголь, фосфориты и пр.). С целью разведок он стал совершать путешествия, чаще на свои средства.

В 1915 г. ученые-патриоты во главе с В. И. Вернадским добились организации при Академии наук Комиссии по изучению естественных производительных сил России. Александр Евгеньевич стал одним из энергичнейших ее деятелей. Исследовательскую работу Ферсман начал на Урале. Его увлекало изучение «рождения» самоцветов и цветных камней — голубых топазов, зеленых изумрудов, фиолетовых аметистов, розовых и малиновых турмалинов, пестрых яшм и многих других. Впоследствии Александр Евгеньевич написал об этих камнях несколько книг. Основное внимание в течение 25 лет он уделял исследованиям пегматитовых жил, в которых обычно находятся ценные минералы (см. стр. 96). Ученый стремился выявить законы распределения минералов в различных по типу пегматитовых жилах. В результате длительных наблюдений и исследований Ферсман создал большой научный труд «Пегматиты», признанный в геологии классическим. Эта работа Александра Евгеньевича имеет не только научное, но и практическое значение. Она облегчает геологам-разведчикам поиски полезных ископаемых.

Книги А. Е. Ферсмана «Занимательная минералогия» и «Занимательная геохимия», изданные Детгизом.
Книги А. Е. Ферсмана «Занимательная минералогия» и «Занимательная геохимия», изданные Детгизом

В первые же годы Советской власти партия и правительство поставили перед Академией наук как одну из основных задач исследование недр страны. На экспедиции стали отпускаться значительные средства. Александр Евгеньевич — в то время уже академик (его избрали в действительные члены Академии наук в 1919 г.) — стал организовывать одну геологическую экспедицию за другой. Начиная с 1920 г. он с группой студентов и молодых геологов провел несколько экспедиций в пустынном тогда краю Кольского п-ва — Хибинах. Путешественники исходили горы и болота Хибинской тундры, страдали в горах от бурь и туманов, на болотах — от комаров, разъедавших до крови лицо и руки. Они совершали трудные переходы с тяжелой ношей за плечами. Но все трудности окупались открытием огромного месторождения апатита — камня плодородия, содержащего фосфор. Это было открытие мирового значения. Ферсман сам разработал новый способ получения из апатита фосфорных удобрений.

На Кольском же полуострове, в Монче-тундре, Александр Евгеньевич обнаружил медные и никелевые руды.

Ферсман совершил трудное и интересное путешествие в центр пустыни Каракумы. Там вместе со своим отрядом он едва не погиб без воды.

В Каракумах Александр Евгеньевич обнаружил большие залежи самородной серы. Раньше наша страна ввозила серу из-за границы, а после экспедиции Ферсмана началась разработка месторождения серы в Каракумах, где был построен первый в СССР серный завод.

Александр Евгеньевич провел также экспедиции на Алтай, в Забайкалье, в Карелию, на Кавказ и многие другие места.

Это не мешало ому выполнять множество других работ. Он был вице-президентом и членом президиума Академии наук СССР, директором Минералогического музея и Института кристаллографии, минералогии и геохимии. В то же время он напечатал свыше тысячи научных статей и книг. Одним из самых крупных трудов Александра Евгеньевича Ферсмана была «Геохимия». Лондонское геологическое общество присудило за нее Ферсману высшую награду — медаль им. Волластона, в свое время присужденную Дарвину и другим крупнейшим ученым мира.

Всю жизнь Александр Евгеньевич отдал любимой науке. Любовью к камню проникнуты все его книги. Особенно поэтично написаны «Воспоминания о камне». В этой книге автор обращается к молодежи с призывом: «Познавайте свою страну, свой край, свой колхоз, свою горушку или речонку! Не бойтесь, что малы эти горушки и речки, ведь из малого вырастает большое».

Умер Александр Евгеньевич Ферсман 20 мая 1945 г. в г. Сочи, у дорогого ему с детства Черного моря.