Иван Михаилович Губкин


Академик Иван Михайлович Губкин — выдающийся советский ученый, основоположник геологии нефтяных и газовых месторождений.

Губкин родился в 1871 г. во Владимирской губернии в семье бедного крестьянина.

«Отец мой всю жизнь занимался отхожим промыслом. Земли у нас было мало. Одним крестьянством прокормиться было нельзя, поэтому отец ходил на Волгу, в Астрахань, и там работал на рыбных промыслах»,— рассказывал Иван Михайлович о своих детских годах.

Родители будущего академика, его братья и сестры были неграмотны. Когда мальчику исполнилось 9 лет, его бабушка Федосья Никифоровна настояла, чтобы его отдали учиться в сельскую школу.

Иван Михайлович был в семье первым, кого обучили грамоте. В школе учитель обратил внимание на исключительные способности мальчика и советовал родителям продолжить обучение его в Муромском уездном училище. Семье нужен был работник, поэтому родители Губкина долго колебались и только после настойчивых просьб самого подростка разрешили ему учиться.

Уже в третьем классе училища Губкин стал давать уроки отстающим ученикам и зарабатывать себе на жизнь.

Потом Иван Михайлович окончил учительскую семинарию в г. Киржаче, Владимирской губернии, и шесть лет был сельским учителем. Желание учиться не оставляло его. Он поступил в Петербургский учительский институт.

Иван Михайлович Губкин.
Иван Михайлович Губкин

Учительский институт давал возможность сдать экзамены за среднюю школу и получить аттестат зрелости, без которого нельзя было и думать о поступлении в высшее учебное заведение. Весной 1903 г. Иван Михайлович сдал экзамен на аттестат зрелости и осенью этого года поступил в Петербургский горный институт.

В 1910 г. в возрасте 39 лет он стал горным инженером. С этого же времени началась и научная работа Губкина.

Иван Михайлович, как и К. А. Тимирязев, был одним из первых ученых, горячо приветствовавших Октябрьскую революцию и поставивших все свои творческие силы на службу народу. В марте 1921 г. он вступил в партию.

«Я — ученый. Мое место в партии, которая движет вперед жизнь»,— говорил Губкин.

По предложению В. И. Ленина Губкин активно участвует в восстановлении нефтяной промышленности и ряд лет руководит всей геологической службой страны. Создавая новую науку — геологию нефти, Губкин вел большую практическую работу.

Никто из ученых до Губкина не видел закономерности в расположении месторождений нефти на земном шаре и по геологическим системам.

По учению Губкина, нефть — региональное полезное ископаемое. Это значит, что там, где имеются признаки нефти, надо искать где-то вблизи и залежи нефти; где имеется одно месторождение, надо искать второе месторождение — так примерно, как в лесу растут грибы: нашел один гриб, ищи рядом другой и третий. Принцип региональности для нефти в то время, когда жил Губкин, не был признан, и это очень мешало разведчикам нефти. Многие ученые, например, не предполагали, что нефть можно найти в Предуралье, где признаки нефти были давно обнаружены. Месторождения каждого района были объединены И. М. Губкиным в региональные зоны.

Учение о региональности нефтяных месторождений помогло обнаружить резервные запасы нефти и газа в самых различных частях Советского Союза.

До исследований Ивана Михайловича ученые не знали, что самое главное в образовании и формировании нефтяных месторождений. Некоторые из них полагали, что обязательно наличие пористых пород — вместителей нефти; другие считали самым важным разломы в земной коре, по которым передвигается нефть; третьи считали определяющим моментом складки горных пород. Словом, в этом вопросе не было ясности.

Губкин доказал, что для формирования нефтяных месторождений решающее значение имеет наклон пластов земли. Нефть, в отличие, например, от неподвижного угля и руды, может продвигаться по пласту и через пласт. Чаще всего нефть движется по пласту в его приподнятую часть. Ее толкает вода, более тяжелая, чем нефть, и поэтому вода всегда занимает пониженную часть пласта.

Губкин открыл впервые в мире особые, рукавообразные залежи нефти. Большинство геологов считало, что залежи нефти образуются только в местах перегиба нефтяных пластов выпуклостью вверх, т. е. в сводах антиклинальных складок (см. стр. 149). Работая в Майкопском районе на Северном Кавказе, еще в 1911 г., Иван Михайлович встретил рукавообразную залежь. Она была, как говорят геологи, приурочена к древнему руслу ископаемой реки, вблизи ее впадения в море. По своей форме на плане она напоминала рукав. Позже нашли и ископаемую дельту этой реки.

Открытие таких залежей было новым этапом в развитии науки о нефти.

На XVII Международном геологическом конгрессе в 1937 г. глава американской школы геологов-нефтяников Леворсен безуспешно пытался приписать первенство открытия рукавообразных залежей своим соотечественникам, сделавшим открытие на 22 года позже Губкина.

Открытие рукавообразных залежей нефти, помимо большой практической ценности, имело крупное теоретическое значение. Так были обнаружены новые формы залегания нефти, связанные с береговыми линиями древних морей. Открытия такого типа залежей следует ожидать в Волго-Уральском районе и Сибири.

Очень много сделал Губкин для изучения недр нефтяных районов Азербайджана. Еще в 1921 г. по поручению В. И. Ленина он подготовил доклад о положении в нефтяных районах республики. Иван Михайлович вместе с другим геологом — Д. В. Голубятниковым изучил всю сложную последовательность в напластовании нефтеносных отложений Кавказа и тем самым подвел научную базу под развитие здесь нефтяной промышленности.

Губкин впервые дал научное объяснение происхождения и деятельности грязевых вулканов, плисальз. Грязевые вулканы, выбрасывающие жидкую глинистую массу с обломками различных горных пород, многие геологи рассматривали как особую стадию вулканической деятельности, связанную с магмой. Считалось, что места вблизи грязевых вулканов для бурения на нефть непригодны. Иван Михайлович доказал, что грязевые вулканы, огромное количество которых имеется в Азербайджане (около 200), непосредственно связаны с нефтяными газами. Он установил связь грязевых вулканов с особыми складками горных пород — диапировыми, или прорванными. Диапировые складки представляют антиклинали, как говорят, с «протыкающим» ядром. Они образуются в тех случаях, когда смяты очень пластичные породы, слагающие ядро антиклинали. Эти породы сильно выжимаются вверх при образовании складки и «протыкают» вышележащие слои. Породы протыкающего ядра чаще всего представлены солью или ангидрнтом, гипсом или глиной. Диапировые складки нередко имеют форму купола («соляные купола»).

Пластичные слои, собирающиеся в ядрах диапировых складок, образуют как бы «раздувы» весьма разнообразной формы. Вышележащие породы, приподнятые и изогнутые в виде купола этим раздутым ядром, частично или полностью их протыкающим, растягиваются, растрескиваются, распадаясь на отдельные глыбы, смещающиеся по трещинам сбросов.

К ядрам диапировых складок поднимаются газ, нефть и вода, как к наиболее приподнятым, измятым и разрыхленным участкам. Этим объясняется связь грязевых вулканов с диапировыми складками. При образовании такой складки возникает масса перетертых пород, которые выдавливаются на поверхность в виде сопочной брекчии. При сильном притоке воды такая брекчия разжижается и вытекает в виде жидкой грязи; при слабом подпоре она выдавливается в виде густой массы, которая закупоривает отверстие грязевого вулкана — иногда надолго. Газ должен накопиться, чтобы прорвать такую пробку. В 1935 г. произошел сильный взрыв грязевого вулкана Локбатана в районе Баку, причем загорелся газ в трещинах и грязь раскалилась докрасна (в составе нефтяных газов, выделяющихся в грязевых вулканах, бывает до 98% метана).

Связь грязевых вулканов с нефтяными месторождениями была доказана И. М. Губкиным именно на примере Локбатана. В районе Баку были заложены скважины, давшие грандиозные фонтаны нефти — до 10-15 тыс. Т в сутки из одной скважины. После Локбатана были разбурены многие грязевые вулканы, и везде была найдена нефть.

Губкин настаивал на необходимости продолжать поиски нефти в ряде районов Азербайджана, где геологи не нашли нефти. Он говорил: «Важно, чтобы мы сами не истощились в своих усилиях, а недра нас не подведут». И всегда Иван Михайлович оказывался прав. Так, в районе Небит-Дага, в Туркменской ССР, по его настоянию возобновили поиски нефти и обнаружили крупнейшие в мире нефтяные фонтаны — по 17-18 тыс. Т нефти в сутки.

Продолжить чтение