Как производят поиски месторождении урана


На груди геолога полевой радиометр со щупом. Внутри щупа счетчик Гейгера-Мюллера. Надев наушники и водя щупом по породе, геолог слышит щелчки, которые издает прибор, а стрелка показывает силу радиоактивного излучения.
На груди геолога полевой радиометр со щупом. Внутри щупа счетчик Гейгера-Мюллера. Надев наушники и водя щупом по породе, геолог слышит щелчки, которые издает прибор, а стрелка показывает силу радиоактивного излучения.

После того как научились использовать колоссальную энергию, которую таит в себе уран, он стал металлом первостепенной важности. На всем земном шаре все государства производят обследования своих недр с целью обнаружения урановых руд. За последние годы во всем мире, в том числе и в Советском Союзе, открыто много новых крупных месторождений урана. Но ведь уран находится в земной коре в небольших количествах и часто в сравнительно рассеянном состоянии. Каким же образом удается успешно проводить поиски этого необычайно важного металла? Здесь приходит на помощь способность урановых руд к самопроизвольному радиоактивному излучению. Ученые и инженеры изобрели целую серию таких приборов, которые измеряют силу этого излучения. Теперь у геологов и геофизиков появилась возможность не только зорко смотреть и оценивать то, что они видят на поверхности, но и внимательно «прослушивать» верхнюю часть земной коры, определяя прибором, где есть выходы урановых руд. Этот прибор называется полевым радиометром, он неотлучный спутник геолога.

Как по свойству магнитности находят огромные месторождения железных руд, так и радиоактивность позволяет находить урановые руды там, где порой и не предполагали их существования.

Теперь при поисках урановых руд используют самолеты. Воздушный разведчик может быстро обшарить огромные площади, выявив среди них наиболее благоприятные (как и при поисках магнитных руд). Но при поисках урановых руд вместо компаса на самолете устанавливаются мощные приборы — так называемые счетчики Гейгера — Мюллера, с помощью которых и удается прослушать огромные пространства.

Вот с этого и начинаются поиски урана. Когда самолет пролетает над исследуемым районом, прибор не только чувствует малейшее повышение радиоактивного излучения, но, снабженный специальным устройством, он сам записывает величину этого излучения. А когда посчастливится пролетать над скоплением урановой руды в глубине земли на фоне спокойной записи прибора появится пик. Будет зафиксирована так называемая урановая аномалия.

Для контрольной проверки производятся повторные полеты. Затем уже составляется специальная карта замеченных урановых аномалий. В последнее время для поисков урана с воздуха успешно используются вертолеты, снабженные теми же приборами. Часто вертолет летает в тех местах, где самолетом уже была обнаружена урановая аномалия. Делается это потому, что самолет при поисках летит со скоростью 100 км/час. В связи с этим получаются некоторые неточности в определении места аномалии. Точка на составленной карте будет соответствовать на местности большой площади. Вертолет, зафиксировав аномалию, может остановиться в воздухе и уточнить местоположение.

На этом работа воздушных разведчиков заканчивается. Наземный отряд геологов, получив карту, уже знает, где надо искать урановую руду. Если позволяет рельеф, например в степных районах, геологи объезжают площадь на автомашинах, также снабженных радиометрами. Составляется наземная карта с отметками повышенной радиоактивности, и площадь, где следует искать урановую руду, становится все более и более определенной. После этого геологи могут отправляться в свои маршруты.

Геологическая разведка с самолета. Когда самолет летит над месторождением урановых руд, самописец вычерчивает на ленте радиометра кривую. «Нащупав» месторождение, геологи продолжают разведку на земле.
Геологическая разведка с самолета. Когда самолет летит над месторождением урановых руд, самописец вычерчивает на ленте радиометра кривую. «Нащупав» месторождение, геологи продолжают разведку на земле.

Вооруженные удобными полевыми радиометрами, геологи и геофизики внимательно прослушивают все те породы, в которых могут быть урановые минералы.

Геолог не просто механически фиксирует, где есть аномалия, а учитывает ряд особых признаков, свидетельствующих о наличии урана. Обычно там, где концентрируется уран в гранитах, наблюдается их раздробленность, сильное изменение в результате воздействия подземных гидротермальных растворов: обеление гранитов за счет образования слюды и каолинита и окварцевание их. Часто отмечается покраснение пород, вмещающих урановые рудные жилы, что связано с наличием в них тончайшей вкрапленности гематита — почти постоянного спутника урановых руд. Геолог наносит на свою карту все точки с повышенной радиоактивностью, а затем строит такие карты, по которым можно определить места с наибольшей активностью. Именно в этих местах целесообразнее всего искать руду на глубине.

Кроме того, проводятся так называемые гидрогеологические исследования грунтовых вод, родников с целью определения в них содержания урана: омывая урановое месторождение, грунтовые воды частично растворяют в себе уран, обогащаясь им. Чем выше концентрация урана в воде, тем ближе расположено и тем больших размеров урановое месторождение. Проводя свои поиски, геолог учитывает и эти факты.

Очень интересен совсем молодой способ поисков — геоботанический. Он основан на том, что растения способны поглощать и концентрировать радиоактивные элементы. Определяя процентное содержание урана в золе растений, выявляют площади, где урана в растениях находится наибольшее количество. Кроме того, существуют растения, которые служат своего рода указателями наличия уранового оруденения. Так, два определенных вида астрагала (травы и кустарники из семейства бобовых) и один вид лебеды произрастают на почве, богатой ураном. Если геолог встретит эти растения в маршруте, он не должен проходить мимо: здесь, может быть, на глубине лежит урановая руда. На выявленных площадях производят бурение скважин.

 

* * *

Если рассмотреть в хронологической последовательности открытие свойств редких металлов и их применение, то видно как каждый редкий металл делал переворот в той или иной области науки или техники; поэтому редкие металлы называют «металлами будущего», «металлами прогресса». Теперь вам будет понятно, почему в семилетием плане развития нашего хозяйства намечено значительное увеличение производства редких металлов и расширение геолого-разведочных работ для обеспечения промышленности минеральным сырьем.