Борьба с катастрофистами


Геологи первой четверти XIX в. еще не представляли себе громадных периодов времени, в течение которых формировалась земная кора. Изучая следы деятельности сил природы в геологическом прошлом, они часто приписывали одному извержению наслоение вулканических продуктов, отложившихся в течение миллионов лет. Такие же ошибки они делали, исследуя другие геологические явления.

Одни из этих геологов — сторонников теории катастроф — приписывали перевороты на поверхности Земли вулканическим извержениям, другие — потопам, третьи — разрушительным землетрясениям.

Чарльз Лайель
Чарльз Лайель

Самым ярым сторонником теории катастроф был ученик Вернера геолог Леопольд фон Бух (1774—1853). В первый период своей деятельности он с увлечением искал подтверждения теории своего учителя в других странах и для этого предпринял путешествие в Альпы, на Канарские о-ва и в Италию. В окрестностях Везувия, в области потухших вулканов Канарских о-вов он сразу же натолкнулся на обилие вулканических горных пород, что не согласовывалось с теорией Вернера, по которой все горные породы будто бы произошли путем осаждения на дне океана.

В те времена геологи объясняли вулканические явления подземными пожарами залежей каменного угля, поэтому Леопольд фон Бух искал залежи угля и в районе Везувия. Ведь извержение этого вулкана нужно было, по Вернеру, объяснить подземным пожаром. Но никаких угольных залежей он не нашел. И, наконец, в Центральной Франции фон Бух увидел потухшие вулканы, образовавшиеся непосредственно на граните, где, конечно, не могло быть никаких залежей каменного угля.

Тогда из поклонника идей Вернера он стал ярым противником их и с жаром начал развивать идеи вулканистов. В своих выводах он превзошел самых крайних, самых увлекающихся из них.

По мнению Леопольда фон Буха, в эпоху вулканических катастроф поднимались бесчисленные вулканы, изливавшие огромное количество лавы. Расплавленные каменные массы, внедрявшиеся в слои земли, сминали осадочные породы; моря затопляли сушу, прорывая долины и нагромождая обломки скал и камни.

Горная система Альп, как предполагал Леопольд фон Бух, обязана своим происхождением огромному расколу в земной коре, из которого излились жидкие массы, застывшие в виде порфиров и смявшие в складки толщи осадочных пород.

Современную деятельность вулканических сил Леопольд фон Бух считал незначительной по сравнению с эпохами горообразования, когда, по его мнению, вулканические силы в короткие промежутки времени чуть ли не мгновенно поднимали целые горные хребты.

Леопольд фон Бух считал, что горообразование происходило так быстро, что со склонов поднимающихся Альп мчались бешеные потоки воды, унося в своем течении огромные валуны, лежащие в наше время на склонах Юрских гор и в предгорьях Альп. В действительности эти камни вынесены туда громадными ледниками, существовавшими в области Альп в ледниковую эпоху.

Между периодами такой интенсивной вулканической деятельности наступали периоды покоя, один из них — наша эпоха.

Однако уже в первой половине XIX в. возникла идея, что все перемены на земной поверхности произведены не какими-то катастрофами, а теми же геологическими силами, которые действуют и в настоящее время.

Еще М. В. Ломоносов впервые высказал эту мысль (см. стр. 256), но в те времена она не была принята учеными; в 30-х же годах XIX в. английский геолог Чарлз Лайель (1797—1875) положил ее в основу своих исследований.

Лайель тщательно и настойчиво изучал действие прибоя морских волн и течения рек. Он: считал, что, поняв действие этих сил в настоящем, можно объяснить геологические явления в прошлом. Но для этого нужно было длительное, тщательное изучение их и оценка размеров производимых ими изменений в земной коре.

Лайель не создавал при этом скороспелых теорий и не стремился немедленно объяснить все геологические явления своей гипотезой.

Как наблюдатель он проявлял громадное упорство, чтобы разобраться в геологических явлениях, какие бы затруднения ни встречались при этом.

В 1828 г. Лайель написал свой труд «Основы геологии», давший новое направление науке о Земле. Однако, работая над этой книгой, он увидел, что многое ему самому еще не ясно, и предпринял новое путешествие во Францию и Италию. Лайель пытался найти в третичных отложениях переходные формы животных, чтобы доказать, что по крайней мере в течение этого периода не было «катастроф». С этой целью он поехал в Апеннинские горы. Там в третичных отложениях он нашел слои, содержащие раковины не только вымерших, но также и современных моллюсков. В нижних слоях заключались только вымершие формы. В средних были и вымершие и современные. Наконец, в верхних он нашел больше современных, чем вымерших. Теперь Лайель уже мог доказать свое предположение о постепенной смене форм живых существ в течение третичного периода.

Исследуя отложения в окрестностях вулкана Этна, Лайель установил, что мощность наслоений вулканического пепла, отложившегося в историческую эпоху существования человека, очень невелика. Между тем наслоения того же пепла громадной мощности залегали на слоях третичного периода.

Отсюда Лайель заключил, что промежуток времени, отделяющий нас от эпохи образования третичных осадков, залегающих под мощными наслоениями пепла, очень велик.

Это заключение он сделал, исходя из своего предположения, что интенсивность (напряженность) действия вулкана Этна и в далеком прошлом была такой же, как и в наше время.

Возвратившись из Италии, Лайель уже окончательно пришел к выводу, что «с древнейших времен до наших дней не действовали никакие другие причины, кроме тех, которые ныне действуют, и что действие их всегда проявлялось с той же энергией, какую они проявляют ныне».

В жизни Земли были эпохи то более, то менее напряженного проявления вулканической деятельности, очень мощного развития ледников и т. д. Однако в общем наблюдается непрерывное развитие земной коры. Особенно ярко это постоянное изменение выражается в эволюции органического мира, в результате которой появляются все новые и новые формы жизни.

Тщательно изучая давно известные явления— разрушение горных пород выветриванием и размыванием, перенос и отложение каменного материала водой и льдом, Лайель определил, какая громадная работа совершается этими силами природы. Он убедительно доказал, что отложения древних периодов образовались под действием тех же геологических сил и нет надобности объяснять изменения Земли катастрофами.

Опубликование книги Лайеля произвело переполох среди ученых: молодые геологи и инженеры перешли на его сторону. Геологи же старого поколения не соглашались с ним, не желая признать, что молодой их ученик, еще вчера только «подававший надежды», становится их учителем в науке о Земле. Но через несколько лет и им пришлось сдаться.

В конце жизни Лайель, не терявший трудоспособности, увлекся совершенно новым для геологов вопросом — о появлении человека на Земле.

Было давно известно, что вместе с костями мамонтов встречались какие-то странные, как будто искусственно оббитые, куски кремня. Высказывалась мысль, что эти куски камня представляют собой каменные топоры доисторических людей. Но ученые профессора и члены академий смеялись над этими «нелепыми» предположениями. Некоторые геологи, и в числе их Лайель, обратили внимание на эти находки.

Лайель объездил Францию, Германию, Италию в поисках следов древнего человека и написал о результатах своих исследований нашумевшую книгу «Геологические доказательства древности человека».