Начало науки о вымерших животных


Заинтересовавшись остатками животных, встречающимися в земных слоях, французский ученый Жорж Кювье (1769—1832) стал собирать окаменелые кости в каменоломнях окрестностей Парижа, где добывали гипс.

Среди костей Кювье нашел зубы каких-то ископаемых толстокожих. По форме зубов он установил, что они относятся к различным видам. У одного животного верхние коренные зубы были четырехугольные с выдающимся гребнем, а нижние имели форму двойного полумесяца; в каждой челюсти было по шести резцов и длинному клыку с каждой стороны. Короткие носовые кости доказывали, что у этого животного, как и у современных нам тапиров, морда заканчивалась коротким хоботом. Это животное Кювье назвал палеотерием.

Жорж Куювье
Жорж Куювье

Другое толстокожее имело непрерывный ряд зубов без промежутков, как это бывает у человека. В каждой челюсти у него сидело по шести резцов и по одному короткому клыку с каждой стороны. Голова этого толстокожего, названного Кювье аноплотерием, была продолговатой формы, без хобота.

Так по остаткам зубов Кювье узнал о существовании двух видов ископаемых толстокожих. По форме зубов он установил, какова должна быть и форма черепа у каждого из них; затем по нескольким обломкам костей Кювье определил, что у одного из животных — палеотерия — ноги имели по три пальца. Конечности с двумя пальцами, как думал Кювье, принадлежали аноплотерию.

Теперь, когда были восстановлены черепа и конечности, осталось дать каждому из толстокожих спинной хребет с ребрами, и скелеты были готовы.

Великолепное знание анатомии существующих животных помогло Кювье правильно соединять разрозненные, перепутанные части разных скелетов ископаемых, давно вымерших животных.

В окрестностях Парижа он нашел семь разных видов палеотерия. Один был величиной с лошадь; три других — не крупнее свиньи и различались между собой лишь формой ступни; наконец, один вид не превосходил по размерам зайца, а по форме тела это животное было похоже на лошадь и носорога одновременно.

Аноплотериев также оказалось несколько видов: одни величиной с осла, другие — размеров свиньи, а самый маленький — не больше кролика.

Вместе с этими вымершими животными Кювье нашел множество каких-то неизвестных грызунов, не существующих в наше время птиц и летучих мышей, сумчатого волка, лисицу, сильно отличающуюся от современной.

Маленькая сумчатая мышь доставила новый блестящий успех учению Кювье о закономерностях, связывающих форму и размеры костей.

Из одной каменоломни был доставлен в музеи кусок породы, в котором торчала передняя часть маленького скелета какого-то ископаемого зверька. По зубам и немногим косточкам, не освобождая скелета из породы, Кювье определил, что это — сумчатая мышь, и предсказал, какие кости заключены в куске камня.

Затем в присутствии своих недоверчивых противников с большими предосторожностями он извлек эти скрытые в породе части скелета, и среди них действительно оказалась косточка, служившая для поддержания сумки этой мыши.

Найденные Кювье кости палеотерия и живших одновременно с ним животных, очевидно, попали в озеро и были на дне занесены илом, постепенно окаменевшим и сохранившим их до наших дней.

Но почему же в вышележащих слоях не было их костей? Разве эти животные не оставили потомства?

Вот вопрос, который встал перед Кювье, когда в слоях, покрывающих пласты с костями палеотерия, он нашел осадки с костями морских животных.

Он объяснял это внезапным затоплением страны морем, которое погубило всех толстокожих млекопитающих, живших когда-то среди тропической растительности, на месте современного Парижа.

Кювье думал, что подобные катастрофы были причиной всех изменений земной поверхности.

Последствия катастроф Кювье видел в изогнутых, наклоненных и изломанных пластах горных пород, в раковинах, находимых среди пластов на вершинах гор, что свидетельствовало о поднятии и опускании наших континентов, о полной, как он думал, смене животных одной эпохи другими, без всякого перехода.

«Предположим, — говорил Кювье, — что большое вторжение моря покроет массой песка или иных обломков материк Новой Голландии, оно погребет там трупы кенгуру, вомбатов, сумчатых куниц, сумчатых барсуков, летяг, ехидн и утконосов и совершенно уничтожит виды всех этих родов, так как ни один из них не существует в других странах.

Представьте себе, что этот самый переворот превратит в сушу многочисленные маленькие проливы, отделяющие Новую Голландию от Азии, и откроет дорогу слонам, носорогам, буйволам, верблюдам, тиграм и всем другим азиатским животным, которые и населят страну, где раньше они не были известны.

Предположим, что натуралист, хорошо изучивший всю эту живую природу, вздумает произвести раскопки той почвы, на которой он живет, — он найдет в ней остатки совершенно новых существ.

... Допустим, что после появления азиатских животных в Новой Голландии произошел новый переворот, уничтоживший Азию, их первоначальное отечество. В этом случае было бы так же трудно узнать, откуда они произошли, как и нам узнать происхождение наших форм».

Современных животных Европы и Азии Кювье считал поселившимися на этом материке после катастрофы «всемирного потопа», о котором рассказывается в библии. Этот последний переворот, как он думал, произошел несколько тысяч лет назад.

Доказывая правильность своих взглядов, Кювье говорил о находках в Сибири трупов замерзших крупных толстокожих, сохранившихся до наших дней с кожей, шерстью и мясом. По его мнению, они не могли жить в холодной стране и погибли во время внезапного похолодания, убившего их и одновременно образовавшего слон мерзлоты.

Кювье не брался определять причины вторжения моря на сушу, так как тогда еще не были достаточно изучены отложения морских осадков. Поэтому он считал чрезвычайно важным для дальнейшего развития наших знаний о Земле изучение слоев третичного периода и заключающихся в них окаменелостей в не изученных им частях Франции, Германии и Италии. Кювье был убежден в неизменяемости видов животных.

Он не мог представить себе развитие их от мягкотелого обитателя древнейших морей до первой рыбы, от рыбы до пресмыкающегося, населившего сушу, и от пресмыкающегося до победителя природы — человека. В то время еще не были найдены остатки переходных форм от одних видов животных к другим.

Поэтому Кювье считал, что современные животные не могут быть потомками ископаемых, которых он так искусно восстанавливал по костям. Он говорил, что «все они принадлежат миру, предшествовавшему нашему, существам, погибшим от каких-то революций на Земле».

Несмотря на ошибочные выводы Кювье о постоянстве видов и катастрофах, будто бы бывших причиной смены фауны, современная наука об ископаемых в своем развитии опиралась на наблюдения Кювье. Его книга «Исследования об ископаемых костях» и в наше время используется палеонтологами. Кювье считается основателем палеонтологии позвоночных.